Победить левиафана. Как пожилой детектив решил проблему уличной преступности в Глазго

25
июля 2017
Автор: Сергей Пономарев

Эксперт Фонда "Наше будущее" Сергей Пономарев в течение месяца путешествовал по Великобритании и встречался с социальными предпринимателями. В первой статье он рассказал об уникальном кафе, в котором бездомные делают карьеру. В заметке №2 речь пойдет о деятельности настоящего «чейнджмейкера» — «творца изменений», которому удалось победить преступность в Глазго, некогда «криминальной столице Шотландии». Автор уверен, что этот уникальный опыт применим и в России.

Автобус вез нас по безмятежным спальным районам Глазго: неприметные одно- и двухэтажные кирпичные дома, редкие деревья, полупустые улицы. Кто бы мог подумать, что еще каких-то пятнадцать лет назад здесь бушевала уличная преступность. А ехали мы к тому человеку, благодаря которому Глазго стал относительно безопасным городом. Причем бескровными методами.

На пороге местного общественного центра Legacy Hub (Центр «Наследие») нас встречает Джон Карночан (John Carnochan). Бывший полицейский, харизматичный, с седой бородкой и вдумчивым взглядом, именно он с группой единомышленников совершил самую настоящую революцию в деле борьбы с преступностью.

Отдел снижения насилия

Как и подобает опытному оратору, Джон начал свое выступление с цитаты Льва Толстого: «История создана из невообразимо огромного числа очень маленьких действий. Не думайте большими категориями, если вы хотите изменить мир, то делайте это по чуть-чуть, но каждый день. Хотя бы для одного человека. И тогда однажды этим человеком можете стать вы. Кто-то поможет вам в трудный момент».

В 2004 году, когда Глазго буквально погряз в войне уличных банд, Джону Карночану, к тому времени рядовому детективу полиции, предложили собрать аналитическую группу для разработки мер по противодействию разгулу преступности. Джон согласился и первое, что сделал, — это, по его словам, «нашел несколько людей умнее себя...» — пригласил к совместной работе ведущих психологов, аналитиков и полицейских. Новое, экспериментальное подразделение назвали Отделом снижения насилия (Violence Reduction Unit).

«Мы написали на бумажках: «врачи», «учителя», «домохозяйки», «местное сообщество», «пожарные», «социальные работники» — и стали обсуждать, как представители данных профессиональных сообществ могут помочь остановить насилие, – вспоминает Джон. – Мы обсуждали массу сумасшедших идей, совершенно безумных. Но решили, что если уж нам суждено провалить дело, то пусть это будет эпический провал!»

Однажды бывшему детективу попалось на глаза исследование, в котором насилие сравнивалось с запущенной общественной болезнью. И тут, по его словам, «…все встало на свои места: насилие, как любая болезнь, начинается с незначительных симптомов: грубого обращения, унижений в школе, на работе, домашнего насилия, наркотиков, алкоголя и пр. Преступность — лишь вершина проблемы, к которой ведет долгая и неприметная дорога».

Где рождаются убийства

«Однажды, – вспоминает Джон Карночан, – я спросил профессора психологии: каким образом люди учатся быть жестокими? Он ответил, что на проблему стоит взглянуть по-другому: как люди учатся избегать насилия при решении своих проблем? Ведь практически каждый человек по своей природе имеет склонность «решать вопросы кулаками». Вопрос в том, что кому-то удается приобрести необходимые навыки находить компромиссы, а кому-то — нет. Если подросток растет в среде, в которой повседневное насилие — часть нормы, то рано или поздно он решит, что это приемлемый способ общения. Если целенаправленно не противодействовать насилию в обществе, оно неуклонно разрастается вглубь и вширь».

Члены экспертной группы под руководством Джона изучали, как раскручивается маховик насилия на конкретных случаях (к сожалению, их было предостаточно). Например, в поле их зрения попала вопиющая история, когда  небольшая свадебная перепалка за два года вылилась в три попытки убийства, 17 кровопролитных драк и бесконечное количество ссор. При этом многие жертвы насилия предпочитали не обращаться в полицию: как показали исследования, до правоохранительных органов Глазго доходило не более трети подобных случаев.

«Пошли в народ...»

Итак, Джон и его группа определили основную проблему — крайне высокий уровень насилия в обществе. При этом полиция и государство фиксируют лишь верхушку айсберга, а масштабы беды много больше.

Для того чтобы выявить глубинные причины и найти возможные пути преодоления беды, Джон с коллегами, что называется, пошли в народ — стали беседовать с учителями, медицинскими и социальными работниками, пожарными, представителями местных общин. «Мы были готовы встречаться и говорить с каждым, в любом месте и в любое время, – рассказывает Джон. – Это сегодня наша программа покрывает всю сферу образования в Шотландии, но тогда все начиналось с отдельных энтузиастов».

«Была б война, этих парней награждали бы медалями...»

Постепенно стала вырисовываться целостная картина. Оказалось, что львиную долю криминала продуцируют примерно 40 уличных банд, основной костяк которых составлял к тому времени порядка 800 человек. Большинство из них были прекрасно известны полиции, но она предпринимала какие-то действия, только когда преступление уже было совершено и кого-то нужно было доставить в тюрьму или больницу. Как установили коллеги Джона из Отдела снижения насилия, с того момента, как полиция впервые задерживала подростка с ножом, до того, как он окажется в суде или больнице, проходит в среднем 14 месяцев. И все эти 14 месяцев никто не занимался его судьбой! На него обращали внимание только тогда, когда он становился либо жертвой, либо преступником.

«Возможно, если бы была война, этих парней награждали медалями, – говорит Джон Карночан. – Но в мирное время их агрессии не находилось другого применения: карманный нож становился единственным способом доказать свою правоту. Никто не учил этих ребят навыкам общения, сопереживания, мирному способу решения проблем. Их просто выбросили в мир, где они учились выживать. И нам надо было что-то с этим делать».

По рекомендации команды Джона полиция Глазго изменила систему работы с правонарушителями. Теперь, если подросток попадался с ножом на улице, его фотографировали, брали отпечатки пальцев, анализ ДНК и ставили на учет. Из-за этого полицейским и судьям прибавилось работы и выросла формальная статистика правонарушений. «Конечно, мягко говоря, коллеги не сказали нам спасибо, поскольку мы значительно усложнили им жизнь. Но оно того стоило», – признается Джон.

Но это был лишь первый шаг. А дальше сотрудники Отдела снижения насилия сделали совсем невообразимую вещь.

Поговорите с ними

«Мы продолжали искать решение проблемы уличных банд. И как-то один психолог спросил: а ты пробовал с ними поговорить? Собери всех бандитов в одном месте, скажи им, как делать не надо, и предложи альтернативы».

Команда Джона так и сделала.

В один прекрасный день в большом зале суда Глазго собрали около 90 представителей банд возрастом от 17 до 30 лет. Туда же пригласили социальных работников, полицейских, врачей и учителей.

«В зал зашел судья, все встали, – вспоминает Джон. – Затем он обратился к членам банд: «Мы приветствуем вас, и мы видим в вас людей, даже если вам самим плевать на себя. Нам не все равно». Люди стали подниматься с мест и говорить. Офицер полиции пообещал, что, если они не прекратят свою деятельность, он превратит их жизнь в настоящий кошмар. Затем выступил хирург, который сказал: «Когда я вас вижу, вы лежите на земле и истекаете кровью. Если вам плевать на свою жизнь, я могу это понять. Но меня бесит, что из-за вас я не могу оперировать других пациентов, детей, находящихся в моем списке ожидания. Вы отнимаете их жизни». Потом говорила мать одного из членов банды, который был убит. Она рассказала, как живет после потери сына. Выступил один из бывших членов банды, проведший 11 лет в тюрьме. Было сказано много горьких слов. И было видно, как этим подросткам становилось горько и неуютно. Как им становилось стыдно». 

Выступил тогда и Джон. Он сказал: «Вот номер телефона, по которому вы можете позвонить в любое время, и в течение 24 часов кто-нибудь обязательно с вами встретится, а затем в течение 7 дней для вас составят план. Мы не обещаем вам поступление в университет или работу, но мы обещаем, что попытаемся вам помочь». Затем он спросил: «Кто позвонит по этому номеру?» И большинство молча подняли руки. Не было больше противостояния «они против нас», появилось общее «мы». И это был первый шаг.

«У меня был компас...»

Затем началась длительная работа по социализации подростков, борьба с дешевым алкоголем, уличными драками и т.д. В итоге спустя два года количество членов банд уменьшилось вдвое, количество насильственных преступлений упало на 46%, случаи незаконного ношения оружия — на 82%. Значительно снизилась интенсивность столкновений между бандами. Город наконец вздохнул спокойно. Число жителей Глазго, которые оценивали его как комфортный для жизни, выросло с 60 до 84%.

Джон Карночан не преувеличивает свою роль в положительных изменениях: «Люди сделали это. Мы лишь предлагали варианты участия тем, кто желает внести свою лепту в общее дело. Но при этом говорили с каждым индивидуально, а затем сформировали из этих людей сообщество. И это сработало. Когда нас спрашивали в начале, есть ли у нас четкий план, я отвечал: нет, но у меня есть компас. Иногда достаточно знать направление. Я не хотел разрабатывать план за полицейских, врачей, учителей и прочих. Мы не должны делать работу за других профессионалов. Но я должен знать, что все мы двигаемся в одном направлении. Люди создают проблемы, и люди же способны их решить».

Главный вывод, который я сделал после беседы с Джоном Карночаном: люди — главная причина проблем, но и единственный источник их надежного решения. Если хочешь справиться с какой-то общественной проблемой, нужно делать ставку на людей: погрузиться в проблему, найти тех, кто искренне заинтересован в ее решении, сформировать из таких людей широкую «коалицию воли», вместе определиться с направлением общего движения и делать хотя бы небольшие шаги по направлению к цели каждый день. Видимо, именно так и происходят большие социальные перемены.


Автор: Сергей Пономарев. Эксперт Фонда «Наше Будущее», ведущий тренер Школы социального предпринимательства. Кандидат политических наук, автор около 40 публикаций, 12-летний опыт академической деятельности, успешно реализовал около 100 социальных проектов, провел более 400 семинаров для общественных организаций и органов власти.

вернуться в раздел

поделиться:

Читайте также
Сара, которая построила центр
Очередная статья цикла «Британские заметки» (впечатления эксперта Фонда «Наше будущее» Сергея Пономарева от стажировки в Великобритании) посвящена уникальному опыту Бирмингема — второго по численности города…
читать полностью
Сара, которая построила центр
Очередная статья цикла «Британские заметки» (впечатления эксперта Фонда «Наше будущее» Сергея Пономарева от стажировки в Великобритании) посвящена уникальному опыту Бирмингема — второго по численности города…
читать полностью
Дом святого Варнавы
Дом святого Варнавы 14 сентября 2017
Мы продолжаем знакомить вас с «Британскими заметками» Сергея Пономарева. Напомним: в течение месяца эксперт Фонда «Наше будущее» знакомился с опытом социальных предпринимателей Великобритании. Следующий рассказ…
читать полностью
Дом святого Варнавы
Дом святого Варнавы 14 сентября 2017
Мы продолжаем знакомить вас с «Британскими заметками» Сергея Пономарева. Напомним: в течение месяца эксперт Фонда «Наше будущее» знакомился с опытом социальных предпринимателей Великобритании. Следующий рассказ…
читать полностью
Бездомные с "фотографическим глазом"
Мы продолжаем знакомить вас с «Британскими заметками» Сергея Пономарева. Напомним: в течение месяца  эксперт Фонда «Наше будущее» знакомился с опытом  социальных предпринимателей Великобритании. Очередной рассказ…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2