Рыночные ниши для российского социального предпринимательства

24
июля 2015
Автор: Татьяна Скорая

Сегодня в России активно развивается такое направление экономики, как социальное предпринимательство. И уже все чаще возникает вопрос не «Что такое социальное предпринимательство?», а «Каков вклад социального бизнеса в экономику страны?». Может ли новая сфера предложить принципиально новые товары и услуги? В каких рыночных нишах работает социальный бизнес? С одной стороны, социальные предприниматели ничем не отличаются от обычных — так же нацелены на прибыль, ведут бухгалтерию, сокращают издержки, с другой — руководствуются нематериальной, почти волонтерской мотивацией. Подобный симбиоз дает положительные социальные результаты, он же толкает соцбизнес осваивать те сферы деятельности, которые прочие бизнесмены по тем или иным причинам обходят стороной.

За примерами далеко ходить не надо. Так, до появления социального бизнеса в России не было доступного туризма для людей с ограниченными возможностями. Причем речь идет не только об инвалидах-колясочниках, но и, скажем, о людях, которым необходим гемодиализ — регулярное подключение к аппарату искусственной почки. Далеко не в каждой стране мира есть гостиницы, способные принять таких туристов, а в России уже сегодня ряд компаний организуют для них специализированные туры. Есть масса других заболеваний и ограничений, с которыми пока невозможно путешествовать, потому что нет соответствующего предложения на рынке. Рыночный потенциал развития инватуризма колоссален.

Все — в сад

Другим примером существенного вклада социального бизнеса в развитие инфраструктуры услуг являются частные дошкольные учреждения. В середине двухтысячных страна вдруг обнаружила, что катастрофически не хватает детских садов: старые садики перепрофилировали, новых почти не строили, а рождаемость выросла. Пока государственная машина разворачивалась лицом к проблеме, повсеместно стали возникать частные сады и центры развития. За короткий срок в России появились тысячи негосударственных дошкольных учреждений, и сегодня в ряде регионов успешно развиваются программы государственно-частного партнерства в этой сфере.

Так, в Самаре работает система «Билдинг-Сад». При возведении новых городских кварталов застройщики предусматривают нежилые помещения под компактные детские сады на 20–25 воспитанников. На этапе разработки проект согласовывается с предпринимателем, который набирает группы. После того как садик получает лицензию, муниципалитет начинает выплачивать субсидию на каждого воспитанника детского сада в объеме, равном затратам на содержание ребенка в государственном садике. Предприниматель уменьшает родительскую плату на сумму данной субсидии — и услуга становится доступной более широкому кругу потребителей. Месяц посещения детского сада по такой схеме сегодня стоит от 5 до 13 тысяч рублей. В конечном счете проект выгоден всем сторонам — муниципалитету, родителям, предпринимателям и даже строительным компаниям.

Чиновники решают проблему с очередями, сокращают затраты на строительство новых детских садов, а также получают дополнительные налоговые сборы и рабочие места. Родители обретают возможность отдать детей в дошкольные учреждения хорошего уровня за приемлемые деньги. Предприниматели получают прибыль, развивают свой бизнес — с поддержкой государства, компенсациями и льготами. А строительные компании улучшают социальную инфраструктуру района, то есть жилье в нем автоматически становится более привлекательным. Все в выигрыше.

На сегодняшний день по системе «Билдинг-Сад» функционирует уже более 100 детских садов. Удачная схема, отработанные бизнес-технологии позволяют тиражировать подобные социальные предприятия. Речь в данном случае идет уже не просто о решении проблемы нехватки детских садов — меняется сам подход к дошкольному образованию, он становится более индивидуальным, улучшается качество жизни молодых семей. Появляется выбор: отдавать ребенка в муниципальный детский сад с большими группами или в частное учреждение с индивидуальным подходом и за умеренную плату. На примере развития сектора частных дошкольных учреждений мы видим потенциал социального бизнеса, создавшего, по сути, с нуля новый рынок услуг. Пожалуй, на сегодняшний день это «история успеха российского социального предпринимательства № 1». Но даже в сфере дошкольного образования спрос превышает предложение. Например, не хватает яслей для детей до 3 лет. Сегодня родители готовы отдавать на попечение младенцев, начиная с 3 месяцев, но таких предложений практически нет.

Старость в радость

В чем-то схожая ситуация — в сфере заботы о пожилых. Если об очередях в детские сады много пишут и говорят, то о дефиците мест в домах престарелых известно далеко не всем. В России — огромная потребность в цивилизованных, комфортабельных пансионатах для пожилых людей, с профессиональным и клиентоориентированным персоналом, предоставляющих свои услуги за разумные деньги. Примером решения этой проблемы могут служить Сеть гериатрических центров «Опека», которую организовал социальный предприниматель Алексей Маврин из Санкт-Петербурга, или Senior Group Алексея Сиднева, которая работает в Москве и Московской области. Этим социальным предпринимателям удалось совместить высокое качество обслуживания гостей пансионатов с доступными ценами, но пока подобные проекты единичны, несмотря на очевидную потребность в такого рода услугах. Пансионаты для пожилых людей — это та редкая сфера, где при грамотном подходе можно почти гарантированно получать неплохой доход и при этом участвовать в решении острой социальной проблемы.

«Мусора хватит на всех»

Еще одна перспективная область деятельности, в которой особым образом проявляют себя социальные предприниматели, — это переработка мусора. Об актуальности проблемы говорить не приходится — пригородные свалки растут как грибы, отравляя все вокруг. Сложность в том, что современная индустрия утилизации отходов начинается непосредственно с квартиры, с культуры раздельного сбора мусора. Пока люди не научатся или не захотят сортировать отходы, полноценного бизнеса на вторсырье не выстроить. Что мешает внедрить в России массовый раздельный сбор мусора? Видимо, комплекс факторов, не относящихся напрямую к теме данной статьи. Тем не менее появляются отдельные пилотные проекты. Например, «Картон Черноземье» из города Семилуки Воронежской области. Социальный предприниматель Петр Бойков начинал со сбора и переработки картона. Сегодня ему удалось организовать утилизацию пластика и стекла.

Сегодня любой бизнес по переработке мусора, который меняет устоявшиеся схемы работы с отходами («вали все в кучу»), является социальным проектом. Задача социальных предпринимателей — нащупать такие модели взаимодействия с местными жителями, управляющими компаниями, чиновниками, которые в конечном итоге помогут преодолеть устоявшиеся стереотипы небрежного, неэкологичного, затратного обращения с миллионами тонн мусора в стране. Социальные предприниматели в данном случае выступают в роли пионеров в будущем многомиллиардной отрасли экономики. Недаром, по словам Петра Бойкова, среди предпринимателей, занимающихся утилизацией отходов, бытует поговорка: «Мусора хватит на всех».

Культура как основа городской экономики

Один из ключевых признаков социального предпринимательства — инновационность. Действительно, попробуйте-ка заработать в социально проблемной сфере! Все время нужно придумывать и предлагать людям что-то новое. Особенно успешные проекты порою способны поменять жизнь целого города, как это произошло, например, в Коломне. Наталья Никитина восстановила старинный рецепт некогда популярнейшей коломенской пастилы и организовала в реконструированном историческом здании «Конфектно-пастильного заведения П.К. Чуприкова» Музейную фабрику с производством по технологиям XIX века, театрализованными экскурсиями и кондитерским магазином. Сейчас по той же схеме восстанавливаются еще три исторических производства в Коломне. Поток туристов в этот подмосковный городок вырос в 2,5 раза, преображается исторический центр — Коломенский посад, появились сотни новых рабочих мест. Социальный проект на стыке культуры и тематического туризма дал потрясающий эффект.

Спорт для всех

Пожалуй, именно культура и спорт — те сферы, где социальное предпринимательство не просто осваивает новые рыночные ниши, но действительно меняет реальность, общественную среду, открывая ранее неизвестные возможности.

Виктор Филимонов из Тольятти организовал спортивный клуб, в котором молодые люди в возрасте от 13 до 20 лет могут заниматься по символической цене 600 рублей в месяц. При этом для каждого разрабатывается индивидуальная программа, которую курирует профессиональный тренер, проводятся соревнования. Делается все это с целью создать здоровую альтернативу «улице». При этом более «возрастные» клиенты спортклуба платят полную, коммерческую цену, обеспечивая тем самым возможность социальной молодежной программы.

Под эгидой Центра инноваций социальной сферы Республики Татарстан в Казани был открыт Спортивно-оздоровительный центр «Инновация». Социальная миссия центра — работа с женщинами старшего возраста. Вечерние часы «Инновации» отводятся коммерческим клиентам, а дневные — тем, кто официально вышел на пенсию, для них занятия абсолютно бесплатны. Причем помимо традиционного фитнеса для пожилых посетителей были разработаны специальная дыхательная гимнастика и занятия по основам самомассажа.

Таким образом, социальные предприниматели сегодня довольно успешно действуют практически во всех сферах, занимая при этом отдельные специфические ниши. Спрос на социальные проекты очевидным образом превышает предложение, а основной проблемой являются не малодоступность микрокредитования или административные барьеры (что, впрочем, тоже существенно и имеет место), а, скорее, кадровый голод — колоссальная потребность в мотивированных и подготовленных социальных предпринимателях. Это создает предпосылки для дальнейшего и, смею надеяться, весьма успешного развития социального бизнеса в нашей стране. По всей видимости, в обозримом будущем нас ожидает уточнение законодательного статуса социальных предпринимателей, что вкупе с рядом шагов по самоорганизации бизнес-сообщества (в частности, добровольной сертификацией социальных предпринимателей) приведет к своего рода профессионализации этого вида деятельности — созданию целого класса профессиональных социальных предпринимателей и выделению соцбизнеса в отдельный «четвертый сектор» экономики. По этому пути идет, например, социальное предпринимательство в Великобритании, которому государство делегировало существенную часть собственных функций по оказанию социальных услуг. Не исключено, что какие-то социальные предприятия со временем могут перейти в статус крупных успешных компаний. В любом случае социальный бизнес — это не только способ решения социальных проблем и альтернатива государственным услугам, но еще и катализатор предпринимательской активности, один из факторов создания благоприятной бизнес-среды в масштабах страны.

Татьяна Скорая, руководитель дирекции организации конкурсных программ Фонда «Наше будущее»

вернуться в раздел


Читайте также
Время за молодыми, сказал мне профессор Мухаммад Юнус на интервью. Они перевернут нашу жизнь, взбунтуют и принесут в мир свежие идеи, идеи социального предпринимательства. Но…
читать полностью
На календаре уже 19 октября, но нас ждет еще не одно интересное событие в этом месяце. Сегодня открывается трехдневная конференция ГОСГРАНТ, где, на удивление, говорить…
читать полностью
Природа учит нас постоянству. К примеру, "Как я провел это лето” – извечная сентябрьская тема. Одна для всех. Для школьного сочинения, беседы в кофейне, посиделок…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2