Ольга Рябова: развитие как тренд

23
марта 2015
Автор: Мария Кригер

Социальное предпринимательство, как любое жизнеспособное явление, развивается, проходя через собственные кризисы, этапы взросления и точки роста. Фазы бурного развития сменяются этапами осмысления и «закрепления завоеванных территорий». В самом движении появляются новые лидеры и тренды. О последних тенденциях и самых свежих начинаниях сферы рассказывает эксперт, член Координационного совета Торгово-промышленной палаты РФ по вопросам развития социального бизнеса и предпринимательства Ольга Рябова.

Ольга Александровна, какие основные тенденции социального предпринимательства можно отметить сегодня?

По моим ощущениям, за последний год каких-то принципиально новых глобальных, прорывно-инновационных трендов не появилось. Хорошо ли это? Наверное, хорошо. Потому что до этого возникло много свежих, очень разных инициатив, лабораторий, движений. Сейчас эти инициативы из хрупких ростков становятся полноценными молодыми деревьями, укрепляются, обрастают связями между собой и вокруг себя. И, в общем-то, это тоже тенденция.

Если пять лет, три года назад мы наблюдали в этой сфере огромное количество разных, очень новых вещей, то сейчас они переходят из стадии стартапов в стадию полноценных предприятий. Это можно проследить, скажем, на примере фондов социального бизнеса, в которых аккумулируются деньги инвесторов с целью их направления в проекты социальных предпринимателей. Такие фонды были созданы и функционируют в том числе и в Европе.

В последнее время стал очень популярным краудфандинг. Используется ли этот инструмент в социальном предпринимательстве?

Это действительно прорывной финансовый инструмент. Еще два года назад на Глобальном саммите социального бизнеса была представлена бета-версия платформы для сбора средств на социальный проект по принципу краудфандинга через www.kiva.org. Первый проект, запущенный через эту сеть осенью 2013 года, собрал рекордную сумму в 25 тысяч евро за 24 часа! Это скорость неимоверная для краудфандинга. Сегодня же от этих разовых вещей, очень красивых и очень правильных, фонды переходят к системной работе. Естественно, когда у вас таких сделок уже не одна, не две и не пять, вы об этом не говорите так же громко, как о первой или второй сделке.

Дальше, если смотреть опять-таки на примере фондов социального бизнеса, созданных в рамках Yunus Social Business, за первыми такими финансовыми успехами неизбежно идут вещи, связанные с системной работой с проектами, с менторством . Это то, что я вижу и в тенденциях европейских, и в тенденциях международных. Это отбор людей, которые потенциально могут быть менторами для определенных проектов, и их включение в такого рода работу.

А что сегодня происходит с молодежным социальным предпринимательством?

Тенденция с молодежными проектами  такая же, как и была, наверное. Проекты появляются, они растут, какие-то из них вырастают в большие предприятия. При этом в последний год стало заметно усиление тенденции к кооперации между различными проектами, в которую в числе прочего вовлекаются сети, организации, связанные с социальными инициативами в широком смысле.

В качестве примера я бы назвала международный проект, созданный в рамках Глобального саммита социального бизнеса 2013 года, Yunus and Youth. Это сеть, которую основали  участники саммита. Потенциально — глобальная сеть, целью которой является предоставление молодым социальным предпринимателям по всему миру акселерационной , менторской поддержки. Соучредителем этой сети является Мухаммад Юнус. Я взаимодействую с проектом в качестве ментора. Стартовав в Европе и Америке, проект переместился в Австралию, Африку. Сегодня есть представительства проекта  в Сиднее,  в Марокко, есть серьезные планы работы в Азии. И это на фоне существования различных онлайн-платформ, которые позволяют социальным предпринимателям получать помощь через интернет. Очень интересно смотреть, как все эти ветви переплетаются, как из этих ростков создается полноценное пространство, живая поддержка.

Какая страна, на ваш взгляд, является сегодня лидером в области социального предпринимательства?

Мне кажется, здесь несколько точек. Из очевидного: Великобритания, США. Эти страны  как были, так и остаются лидерами сферы — в силу в том числе законодательно выделенного статуса социального предпринимательства (когда мы обозначаем специальный правовой статус, мы уже не можем не замечать эту форму, мы понимаем, как ее «читать»). Италия — тоже исторически, в силу существования кооперативов, с одной стороны, и той экономической ситуации, кризиса, который  продолжается в стране — с другой. В данном случае социальные предприниматели — одни из тех, на кого стоит опираться. Безусловно, Южная Корея. Здесь, наверное, комментарии излишни; та системная работа, действительно системная, которую проводит страна, говорит сама за себя.

То есть развитая законодательная среда играет существенную роль?

Конечно. Это вопрос основы. В числе сегодняшних лидеров я бы также назвала Малайзию, в которой социальное предпринимательство получает существенную поддержку от правительства, в том числе финансовую, программную. Достаточно сказать, что в глобальном саммите социального бизнеса тринадцатого года принимал участие премьер-министр Малайзии. Это очень показательно. Очевидно — Скандинавия, во всем ее многообразии. Не зря Европейский форум социального бизнеса проходил в прошлом году в Швеции, а в этом году он будет в Осло. В Африке много местных инициатив, исходящих от молодых людей, и одновременно там достаточно активно развиваются проекты международных организаций. При этом там инициатива есть, но не хватает кооперации, которая на определенном этапе становится если не необходимой, то крайне желательной для сообщества социального предпринимательства.

Можно ли выделить какие-то секторы, в которых наиболее активно развиваются предпринимательские инициативы?

Думаю, да. Но вряд ли я открою что-то новое, здесь все довольно традиционно. Это тема детства, образования, начиная с возраста 0+. Чуть ли не половина проектов, поддержанных Ашокой, реализуется как раз в этой сфере. Вторая тема — это тема «серебряной экономики», возраста 50+. Это проекты, связанные с социализацией, возвращением в нормальную социальную и профессиональную жизнь людей пенсионного и предпенсионного возраста. Безусловно, тема женщин, причем в разных регионах она раскрывается по-разному. Для Африки и для бедных азиатских стран это в первую очередь тема насилия над женщинами, тема бесправия, бедности, нищеты. Для западных стран это ситуации, когда женщины одиноки, в депрессии, когда они не знают, что дальше делать. Здесь развивается спектр проектов, связанных с женским социальным предпринимательством либо социальным предпринимательством, направленным на женщин. Безусловно, в числе лидеров сферы — тема людей с ограниченными возможностями: проекты, создаваемые этими людьми, и проекты, создаваемые для этих людей. Отдельно стоит тема бывших заключенных и социализации бывших заключенных. Для ряда стран актуальна тема (а в некоторых странах ее не существует как таковой) социализации и адаптации сирот. И, наверное, отдельно можно выделить тему молодежи: сегодня есть широчайший спектр проектов, квинтэссенцией которых является самоопределение, нахождение места в жизни, правильное отношение к дальнейшей жизни, здоровый образ жизни и т.д. Также в сферу интересов социального предпринимательства попадают темы иммигрантов, бездомных, военнослужащих, уходящих в запас, межпоколенческая тема, вопрос поиска своих исторических корней, своей истории, через семью.

Из реальных проектов что было самым ярким в последнее время?

Наиболее яркие, те, которые серьезно «зацепили», — проекты, которые появились не сегодня и не вчера, сейчас они стали уже очень осознанными движениями. Они так себя и называют. Это не проекты, это общественные движения. И чем дальше я вижу раскрытие их историй, тем больше я ими восторгаюсь. В них поражает не просто рождение какой-то новой интересной идеи, которая только вспыхнула, а развитие идеи, которая сначала появилась как небольшой росток, а стала мощной историей. Например, история  Джека Сима, известного как Мистер Туалет. В мире 2,3 миллиарда людей не имеют доступа к чистой питьевой воде, а 2,5 миллиарда людей не доступны базовые санитарные условия, такие как туалеты. Джек Сим внедряет культуру нормальных туалетов, если хотите, делает использование туалетов модным. Потенциально его  начинание способно сохранить миллионы жизней. Или проект Мамму, опять-таки начинавшийся с шарфиков, связанных руками бабушек, ставший полноценным движением, вовлекающим все больше и больше категорий населения. Это и история Андреаса Хайнеке «Диалог в темноте», «Диалог в тишине», теперь вот «Диалог во времени»…

То есть сейчас идет развитие, углубление всех проектов, которые возникли?

Да, и появляются новые, это действительно так, они появляются. Просто я не могу назвать какой-то принципиально новой области, в которой вдруг что-то произошло.

Получается, момент инновационности сходит на нет в социальном предпринимательстве? По нисходящей идет?

Мне кажется, идут очень правильные волны. Потому что если все время будет появляться что-то новое, но оно не будет доводиться до ума, то очень скоро социальное предпринимательство как некое движение перестанет быть интересным. Очень здорово придумывать, но дальше надо воплощать. И сейчас мы на той стадии, когда мы видим эволюцию проектов, мы видим, как они живут, в том числе и когда им плохо. Мы видим какие-то кризисы размышления, кризисы роста. Одно дело, когда у тебя три сотрудника, которым ты помогаешь, другое — когда тридцать. И вот мне кажется, что это очень правильная тенденция, потому что она показывает осмысленность социального предпринимательства как явления и его очень хороший шанс на постоянство, потому что когда человек проживает все  циклы, когда проект проживает все циклы и не останавливается ни на одном, он становится устойчивой частью экосистемы. Я бы, наверное, не говорила, что нет инновационных идей, просто они не того масштаба, как создание движения на полмира. Хотя, с другой стороны, если вернуться опять к тому же Мистеру Туалету, если говорить, что два года тому назад в результате его работы, его усилий ООН объявила 19 ноября новым официальным днем — Всемирным туалетным днем, это очень хороший результат, который мы с полным правом можем назвать инновационным.

вернуться в раздел


Читайте также
Наталия Зверева: Социальная экономика. Новое – хорошо забытое старое?
Каждый человек — часть большой системы, которая называется обществом. Когда развивается человек, оно развивается вместе с ним. А поскольку людям свойственно стремиться делать свою жизнь…
читать полностью
«Норникель» — постоянный надёжный партнёр регионов, где расположены предприятия компании, который всегда активно участвует в региональных и федеральных программах, поддерживающих социальную сферу, спорт и культуру.…
читать полностью
Александр Карлин: «Рассматриваем социальное предпринимательство как стратегическую силу»
Алтайский край исторически земля первопроходцев: вслед за казаками и солдатами сюда шли крепкие крестьяне и предприимчивые купцы, в короткий срок освоившие этот удивительный уголок России.…
читать полностью
Оценка качества социальных услуг: опыт центра инноваций социальной сферы Кабардино-Балкарии
С наступлением интернет-эры стало привычным, прежде чем воспользоваться услугой или товаром, изучать оставленные предыдущими клиентами отзывы. Рейтинги на основе пользовательских рекомендаций давно и прочно стали…
читать полностью
Наталия Зверева: Социальному предпринимательству быть
Никто не станет спорить, что экономика России сегодня находится в состоянии кризиса. Кризис — это резкое изменение условий, прохождение поворотного пункта, время принятия решений. Пожалуй,…
читать полностью

Метки

Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2