Социальное предпринимательство: опыт Польши

13
января 2010
Автор: Марина Аларичева

Тема социального предпринимательства все чаще оказывается в фокусе общественного внимания. Так, например, на конкурсе: «Гражданское общество и решение социальных проблем в Европе», проведенном порталом www.cogita.ru и Центром изучения Германии и Европы, победило эссе «Социальное предпринимательство: опыт Польши». Автор эссе - студентка 5 курса факультета социологии С.-Петербургского Государственного Университета Марина Аларичева.

Несмотря на то, что данное исследование посвящено польскому опыту становления социального предпринимательства, его выводы вполне актуальны и для России, которая во многом повторяет путь всех постсоциалистических государств Восточной Европы. В эссе есть специальная глава «Применим ли европейский опыт в России?», посвященная сравнительному анализу отечественного и иностранного опыта развития социального предпринимательства. Характерно, что значительная часть главы основана на опыте работы Фонда региональных социальных программ «Наше будущее» - первой российской организации, целенаправленно и профессионально занимающейся развитием института социального предпринимательства.

Представляем вниманию читателей полный текст эссе Марины Аларичевой «Социальное предпринимательство: опыт Польши». Эссе подготовлено на основе материалов автора, полученных в ходе стажировки в некоммерческой организации «Ассоциация регионального развития» г.Хожув, Польша, в рамках русско-польского проекта «Третий сектор без границ» летом 2009 года.

Социальное предпринимательство: опыт Польши

Последние десятилетия международное сообщество и локальные сообщества все чаще поднимают вопросы, касающиеся долгосрочного устойчивого развития (sustainable development), говоря о все возрастающих социальных и экологических рисках. Сложившиеся системы помощи на национальных уровнях дают сбои, оказываются неэффективными в решении насущных социальных проблем. Наиболее успешными оказываются страны, наиболее подвижные в институциональных, правовых, общественных изменениях, поддерживающие социальные инновации, опирающиеся на гражданское общество.

В данном эссе освещается развитие и функционирование института социального предпринимательства, решающего различные социальные проблемы, приобретающего актуальность в современных условиях развития занятости и рынка труда. Автором используется сравнительный подход, анализирующий опыт Польши, восточноевропейской страны Евросоюза, являющейся также пост-коммунистической страной, что частично приближает ее к российским реалиям и российской истории. Таким образом, этот опыт может быть очень ценным для России, где институт социального предпринимательства только начинает свое развитие. Важно рассмотреть как успешные примеры, так и слабости и недостатки зарубежного опыта, для того, чтобы более верно выбирать вектор развития и оценивать потенциальные риски и проблемы.

Таким образом, в эссе рассмкатривается процесс зарождения и развития теории и практики социального предпринимательства, затем детально описывается ситуация в Польше – предпосылки, правовые изменения, государственная активность, основные тенденции развития, конкретные примеры социального предпринимательства в этой стране. В итоге представлены выводы о возможности применения зарубежного опыта в России, о существующих и возможных проблемах распространения такого опыта, об актуальных задачах, которые могут быть решены посредством развития социального предпринимательства в России.

Социальное предпринимательство: зарождение, определение, отличительные особенности 

Истоки развития современных общественных проблем и поиска их решений можно отнести к сроку трехсотлетней давности. Негативные последствия развития промышленного капитализма в 18 веке выразились в неравенстве распределения благ, недостатке социальной защиты работников, росте бедности населения, неравенстве доступа к труду лиц с особыми потребностями, риски банкротства и т.д. В 19 веке получили развитие социалистические идеи и проекты, а также в обиход вошел термин «общественная экономия» (social economy). Одной из первых работ, употребивших этот термин, стал труд французского экономиста Шарля Дунойе под названием Tretise on social economy[2]. Впоследствии эти идеи материализовывались большей частью посредством участия государства в решении социальных проблем – тотальным участием в социалистических странах (опыт СССР), и косвенным влиянием в странах всеобщего благосостояния (welfare state). В конце 20 века стали осознаваться общественные недостатки существующих систем, и в развитых странах стали выделять следующие проблемы: наличие массовой длительной безработицы, социальной эксклюзии, проблемы благосостояния некоторых сельскохозяйственных и пришедших в упадок городских территорий, различные проблемы здравоохранения и образования, низкое качество жизни пенсионеров, проблемы устойчивого роста и др. Эти проблемы не находили решения ни в частном секторе, ни в государственных структурах.

Таким образом, возросла деятельность «третьего сектора», гражданских организаций, усилий местных сообществ. Также стал развиваться институт социального предпринимательства (social enterprise), под которым главным образом понимается деятельность, закрепленная юридически и направленная на производство благ и/или услуг, целью которой является решение социальной проблемы. Обычно, социальное предпринимательство имеет два выражения: первое – это социальность произведенных услуг или товаров, то есть предназначенность их для определенной социальной группы; распространение их по нерыночным ценам и т.д. Второе выражение социального предпринимательства состоит в участии в его производстве представителей социально незащищенных групп, имеющих трудности в трудоустройстве – инвалиды, длительно безработные, лица БОМЖ и др.

В современной теории идея социального предпринимательства рассматривается как общественная инновация, течение «постиндустриальной филантропии», предполагающее активность людей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации. Политика пособий и социального обеспечения как со стороны государства, так и со стороны бизнеса, показала свою неэффективность, давая возможность расти иждивенческим настроениям, неактивности пользователей минимального набора услуг.

Для людей бизнеса, которые часто выступают инвесторами социальных программ, технология социального предпринимательства оказалась не просто этически правильной, а выгодной, что более понятно для обычного предпринимателя: «средства, вкладываемые в благотворительность с использованием принципов венчурной филантропии и социального предпринимательства, приносят гораздо более ощутимые результаты, чем средства, которые тратятся на благотворительность «по старинке»[3].

Социальное предпринимательство (далее будем обозначать как СП), таким образом, может относиться как к частному сектору, как подтипу бизнеса, так и к «третьему сектору», как к подтипу некоммерческой организации. В международной практике сложилось так, что в США более привычен первый вариант, а в европейской традиции - второй вариант, когда СП относят к «третьему», или некоммерческому сектору. Пионером законодательного закрепления подобного рода организаций является Италия, где в 1991 году правительство приняло закон о «социальных кооперативах», с чего начался бурный рост таких предприятий. В 1996 году в Бельгии сформировалась европейская сеть исследователей, которые стали изучать феномен СП, под названием EMES European Research Network (Европейская сеть исследователей социального предпринимательства), включающая институты, центры изучения социального предпринимательства, а также индивидуальных исследователей.


Создавая общее определение для СП, EMES выделила 5 критериев, определяющих СП:

1. Явная цель, направленная на помощь местному сообществу:
Работа организации направлена на обслуживание местного сообщества или определенной группы людей. Свойством СП также является желание распространить идею социальной ответственности на местном уровне.

2. Инициатива, реализуемая группой граждан:
СП - это результат групповой динамики вовлекаемых людей сообщества или той целевой группы, для которой реализуется деятельность. При этом лидерство человека или группы как организаторов не отменяется.

3. Власть принятия решений, основанная не на владении капиталом:
Применяется принцип «один человек - один голос» в противовес системе, где у человека в правлении количество голосов в принятии решения зависит от доли компании, находящейся во владении.

4. «Принцип привлечения сторон», вовлечение различных групп, затронутых деятельностью:
Привлечение пользователей или потребителей услуг СП к принятию управленческих решений, что способствует развитию демократических принципов на местном, локальном уровне.

5. Ограничение распределения прибыли:
СП включает в себя не только организации, запрещающие распределение прибыли между участниками, но и организации, которым позволяется это делать в ограниченных пределах. При этом, естественно, основной целью должно оставаться решение общественной проблемы. [4]

Социальное предпринимательство рассматривается исследователями как часть более широкого поля деятельности, «общественной экономии».

В Европе в некоторых случаях государственная деятельность по распространению и стимулированию роста «общественной экономии» входит в число обязанностей определенных государственных должностей и комиссий. Например, во Франции существует Министр молодежи, спорта и ассоциаций так же, как и межминистерская Делегация по социальной инновации и «общественной экономии». В Бельгии, пост Министра по устойчивому развитию и «общественной экономии» был недавно переименован в пост Министра «смешанной экономии». В Испании в середине 1990-х годов действовал межминистерский Национальный Институт Развития «общественной экономии». Существование этих правительственных структур зависит, однако, в большей степени от изменений и перестановок в правительстве соответствующих стран. Например, чешская правительственная комиссия по кооперативам, образованная в середине 2006 года, была немедленно распущена новой командой политиков, пришедших по результатам новых выборов[5].

Таким образом, в Европе уже сложились определенные теоретические подходы к феномену социального предпринимательства, которое уже достаточно прочно интегрировано на институциональном, политическом, практическом уровне в жизнь общества.

Социальное предпринимательство в Польше: отражение в законодательстве

Интересно рассмотреть опыт развития СП в рамках одной страны, в конкретных социальных, исторических, экономических условиях. В данной статье анализируется ситуация в Польше – как пример для рассмотрения европейского опыта развития сектора СП, в котором за последние годы произошли значительные изменения.

В 2004 году Польша вступила в Европейский союз и стала участником множества европейских социальных программ. К моменту вступления Польши в ЕС, показатели занятости были худшими по сравнению с другими европейскими государствами. Уровень безработицы составлял 20%, в основном за счет свободной трудовой миграции граждан по Европе, к 2007 году она составила уже 11,7 %. Тем не менее, проблемы в сфере занятости остаются: высокая структурная безработица, превалирование безработных низкой квалификации, немобильных и непредприимчивых; высокая доля безработных, для которых отсутствие труда – это риск социальной изоляции (в первую очередь, речь идет об инвалидах - они составляют 14,3% всего населения Польши, и 80% из них безработные, что также самый высокий процент по ЕС); другие группы, такие как лица БОМЖ, освободившиеся из мест лишения свободы, и т.д. Отдельную группу составляет молодежь (неучащаяся молодежь до 24 лет без работы составляет 41%).[6]

С 2003 года в Польше идет активный процесс развития и распространения идеи новой «общественной экономии», социального предпринимательства, как нового направления социальной политики, активизирующего потребителя социальных услуг, превращающего его в ответственного, независимого управленца своей жизнью. Эта простая концепция, кажущаяся элементарной и естественной, проходит сложный путь изменения общественного сознания, институциональных и правовых норм, признания и одобрения на всех уровнях.

Правовые рамки действий «третьего» сектора, добровольчества, социальной интеграции социально уязвимых групп населения были отмечены в следующих правовых документах Польши (в хронологическом порядке):

1. Закон Об общественно полезной деятельности и добровольчестве (от 24.04. 2003);
2. Закон О социальной занятости (от 13 июня 2003 года);
3. Закон О развитии занятости и структур рынка труда (от 20.04.2004);
4. Закон О социальных кооперативах (от 6.07.2006).
Польские эксперты отмечают: «Общественная экономия» - это совокупность организаций (социальных предприятий) действующих на стыке частного, общественного и некоммерческого (NGO) сектора, совмещающая свойства этих секторов [7].

С точки зрения правовой основы, к функциям «общественной экономии» относятся:

- предприимчивость,
- солидарность,
- вовлечение,
- ответственность,
-вспомогательная функция.

Выделяются три основных типа организаций, соответствующих трём основным правовым и институциональным элементам общественной экономии:

- Социальные кооперативы,
- Церковные организации,
- Фонды и общества.

По «Закону о социальных кооперативах» социальный кооператив могут создать следующие группы населения: бездомные, попавшие в зависимость от алкоголя и наркотиков, психически больные лица, безработные на протяжении длительного времени, освобождённые из заключения, беженцы и инвалиды.

Существуют также законодательные нормы и ограничения для социальных кооперативов:

- Быть учредителями должны не менее 5, но не более 50 человек,
- Те социальные кооперативы, в которых число членов превышает 15 человек, не выбирают Контрольный совет, а её задания выполняет Общее собрание, а право контроля за деятельностью кооператива имеет непосредственно каждый член кооператива,
- Необходим принцип паритета: 50% на 50% (количество членов кооператива, являющихся т. н. профессионалами, не может быть больше 50% всех членов кооператива),
- Несоблюдение указанных выше правил ведёт к ликвидации социального кооператива.

Принципы деятельности социального кооператива:

- добровольное и открытое членство,
- демократический контроль со стороны членов,
- экономическая активность членов,
- автономия и независимость,
- обучение, повышение уровня знаний, информационный обмен,
- сотрудничество между кооперативами.

В настоящее время предусмотрено 3 способа создания социального кооператива:

1. индивидуальный способ: основателями являются безработные, инвалиды и другие отвечающие условиям закона;
2. институциональный способ: посредством и при помощи Центра общественной интеграции, а также путём преобразования Кооператива инвалидов или Кооператива незрячих;
3. общественная некоммерческая организация (NGO) или орган местного самоуправления основывает кооператив.

Закон предусматривает определенную финансовую помощь для начала деятельности:

* Помощь в размере до 300% средней зарплаты для безработного лица для основания социального кооператива, то есть до 8.699,49 PLN (февраль 2008 г.), что составляет порядка 87 тыс.руб.
* Помощь в размере до 200% средней зарплаты для безработного лица для вступления в социальный кооператив, то есть до 5.799,66 PLN (февраль 2008 года), что составляет порядка 58 тыс.руб.
* Помощь в соответствии с проектом Европейского социального фонда (EFS) 20 тыс. PLN/чел. (примерно 200 тыс.руб.) и текущая поддержка в размере 1000 PLN на месяц на протяжении 6 месяцев (примерно 10 тыс.руб.). Далее предполагается, что деятельность должна выйти на самоокупаемость.
* Освобождение от подоходного налога для юридических лиц доходов, предназначенных на деятельность кооператива.
* Поручение выполнения государственных заказов.
* Возможность участия в открытом конкурсе предложений на выполнение заданий для государственной администрации и местного управления
* Возможность получения помощи для одного кооператива в размере до 300 тыс. EUR на протяжении трёх лет.[8]

В общем, с 2003 года Польша идет по пути законодательного оформления и закрепления поддержки СП, что, очевидно, является очень важным для возможности роста и развития социальных предприятий.

Социальное предпринимательство в Польше: тенденции развития и первые итоги деятельности

Одновременно с постепенными правовыми нововведениями, государство и негосударственный сектор направляют свои усилия на распространение идеи СП, обучение связанных с этим направлением работников, исследование проблем и результатов данного вида деятельности.

В 2004 году польское правительство запустило пилотный проект, нацеленный на оказание тренинговых услуг, организационную и финансовую поддержку распространения создания социальных кооперативов. Сейчас в Польше 10 Центров поддержки социальных кооперативов. Каждый кооператив может получить субсидию в размере 3500 евро для создания социальной фирмы и/или небольших инвестиций (на закупку оборудования, инструментов и т.д.)[9].

В 2007 году Фонд социальных и экономических инициатив организовал совместно с Министерством труда национальную обучающую программу «общественной экономии» для всех общественных центров занятости.

На начало 2007 года в Польше было зарегистрировано 106 социальных кооперативов, с трудоустройством 500 человек[10] (Для сравнения: Некоммерческий сектор в Италии, «пионере» развития СП, включает в себя более 400 000 оплачиваемых работников, и почти половина из них (150 тыс. чел.) приходится на социальные кооперативы. Хотя кооперативы представляют только 2% некоммерческих институтов, они трудоустраивают значительную часть работников всего некоммерческого сектора с определенно меньшим наличием волонтеров. Некоммерческий сектор Италии представляет 5,43 % общего количества итальянских предприятий и 2.5% общего количества работников Италии[11]).
Европейская исследовательская сеть EMES совместно с Региональным центром Братиславы в рамках Программы развития объединенных наций (UNDP) провели исследование социального предпринимательства в странах Восточной Европы и некоторых странах СНГ, и представили свои данные в 2008 году в докладе «Социальное предпринимательство: новая модель борьбы с бедностью и повышения занятости»[12]. Основной задачей исследования было проанализировать состояние «третьего сектора» в различных странах, особенности функционирования социального предпринимательства, его перспективы на будущее; а также стимулировать дискуссию о значимости социального предпринимательства в улучшении положения уязвимых социальных групп и поддержании человеческого развития.

В данном исследовании значительную главу составляет описание дел в Польше. Проведенный в этой работе SWOT-анализ социального предпринимательства в Польше выявил следующие аспекты:  

Преимущества: Недостатки:
Развитая внутренняя коммуникация акторов «общественной экономии»
Хорошо развитая инфраструктура «общественной экономии» (тренинг, информация, интеграция)

Относительно хорошо развиты исследования в сфере «общественной экономии»

Положительная динамика индивидов, вовлеченных в продвижение «общественной экономии»
Широкая международная сеть сотрудничества
Относительно небольшой размер сектора социального предпринимательства

Недостаточный доступ к надлежащей финансовой инфраструктуре (специальное субсидирование для возможности построения и инвестирования в социальные предприятия). Финансирование возможно только для определенной части социальных предприятий.

Слишком малое количество долгосрочных устойчивых проектов (многие из которых до сих пор плохо финансируются).

Попытки многих акторов накладываются на деятельность друг друга

Трудный инкубационный период большинства социальных кооперативов (большинство из них были не способны выжить)

Методы социальной интеграции не модернизированы – особенно устарели методы, которые используются местными властями в сфере занятости и социальных услуг. (некоторые из них по факту усиливают зависимости и иждивенчество).

 

Возможности: Угрозы:
Относительно благополучные отношения с представителями власти (и правительства и Парламента)
Персональная вовлеченность ключевых индивидов в правительстве для лоббирования интересов

«Общественная экономия» - часть Национальной стратегии развития и занимает относительно неплохие позиции в плане реализации на 2007-2013 годы.

Много национальных и региональных программ продвижения «общественной экономии»

Массовые попытки модернизации и обучения администрации государственных услуг занятости и государственного социального обслуживания.

Новые законопроекты – в особенности Закона о социальном предпринимательстве
Терминологический хаос – недостаток четкой коммуникации

Сохранение отношения к понятию «экономия» с прилагательным «социальная» как притворное «обманная» экономия.

Отбор более удобных бенефициариев. Согласно специфическим процедурам (недостаток готовности рисковать) доступа к фондам Европейского социального фонда акторы «общественной» экономии могут быть не заинтересованы в работе с действительно достойными или наиболее нуждающимися в этом бенефициариями.

Негосударственный сектор не будет отвечать вызову «общественной экономии» - пока другие возможности (гранты, филантропия) более комфортны, независимость не главный показатель для них.

Специфичный характер социальной активности, понимаемый более в терминах перераспределения, нежели торговли.

Неясный правовой статус миссии, относимый к экономической деятельности НКО.

Авторами исследования проведен анализ и выявлены потенциальные НКО, которые в будущем могут стать социальными предприятиями - те, в которых акцент сделан на образовании, тренингах, консультировании. Тем не менее, отмечается еще слабая роль социальных предприятий в борьбе с безработицей.

В так называемый «новый» период (с конца 1980-х годов) развития третьего сектора в Польше к институтам «новой общественной экономии» относятся: социальные кооперативы (модель позаимствована у Италии), учреждения профессиональной реабилитации, Центры и клубы социальной интеграции. Как и в России, в Польше от коммуниcтического прошлого осталась широкая инфраструктура кооперативов и ассоциаций, которых по статистике относят к «третьему сектору», хотя на самом деле - это встроенные в систему власти формальные организации. В России такие организации можно назвать «проправительственные неправительственные организации».

Эксперты отмечают также особый образ жизни, свойственный постсоветскому государству, - это сложность развития, особенно среди социально изолированных людей, уверенности в своих силах и активной позиции. Тем или иным образом эта проблема стоит во всех странах Евросоюза, независимо от модели социальной политики – увеличение групп нуждающихся – потребителей социальных пособий. Поэтому повсеместно поднимается вопрос перехода от «государства благосостояния» к «обществу благосостояния», что предполагает осуществить «приватизацию» ответственности.

Дополнительная сложность в развитии социального предпринимательства в Польше, как и в других пост-социалистических странах, состоит в доминировании мнения о том, что НКО, как некоммерческая организация, должна предоставлять услуги бесплатно. Более того, и для самой НКО заниматься предпринимательством более рискованно, легче придерживаться более понятных механизмов грантов и спонсорства. Действительно, существует опасность того, что как только организация начнет заниматься прибыльной/доходной деятельностью, она может забыть о целях, для которых эта прибыль зарабатывается. И здесь встает вопрос компетенции и ответственности самих НКО. Самое важное в данном направлении - изменить общественное сознание, добившись социального одобрения экономической деятельности некоммерческой организации, которая, естественно, должна быть прозрачной и отчетность по которой может быть доступной.

В последующих рекомендациях также затрагивается необходимость финансовых механизмов, которые бы позволили привести к осуществлению рискованных предприятий и задумок. Они должны помочь найти выход из ситуации, когда все финансовые ресурсы тратятся на более легкую и безопасную деятельность, которая может быть менее востребована, чем более рискованные инициативы, которые останутся в стороне в силу своего рискованного характера.

Особое внимание авторы исследования уделяют неразвитости человеческого капитала в Польше и необходимости распространения позиции ответственности, открытости риску, и общему желанию изменить мир вокруг себя[13]. Можно сделать вывод, что одним из основных направлений распространения идеи СП является работа с людьми, обучение, развитие, консультирование. Всесторонняя работа по развитию человеческого капитала является путем к успеху распространения любой социальной инновации.

Примеры социального предпринимательства в Польше

В качестве примера реализованных польских инициатив в сфере социального предпринимательства можно привести региональный опыт участия некоммерческого сектора в этих процессах. Так, Ассоциация региональной кооперации (главный офис расположен в г.Хожув, Силезия) с 2005 года занимается проектом «Виртуальный Инкубатор для «общественной экономии»». Цель проекта состоит в развитии и проверке модели системы поддержки создания хороших и стабильных должностей в сфере «общественной экономии», особенно для людей, дискриминированных на рынке труда. Работа начинается с создания бизнес-идеи. Источником идей служит анализ рынка, выявляющий потребности определенных услуг в контексте возможности их оказания людьми с проблемами на обычном рынке труда (как правило, это люди с низкой или устаревшей, вышедшей из использования квалификацией). Иногда в Инкубатор приходят безработный человек с собственной инициативой создания бизнеса. Тогда эту идею подвергают первичному анализу на состоятельность - существования на рынке и расчету спроса на предложенные услуги. Проведенный анализ должен подтвердить, что предприятие будет зарабатывать хотя бы столько же доходов, сколько будет тратиться на производство или оказание услуг, то есть быть самоокупаемым.

Функции Инкубатора заключаются в оказании консультационных и тренинговых услуг в сфере создания эффективного бизнеса в «третьем секторе». Методология создания социальных кооперативов и других форм «общественной экономии», собранная Ассоциацией регионального развития, включает уже готовые, понятные схемы деятельности будущего предприятия в помощь начинающим: модель бизнес-плана, организация обучения потенциальных участников предприятия, документы для регистрации и организации деятельности предприятия (ответственности, организационная структура, рабочие регламенты, регулирование/распределение заработной платы, контракты, инструкции, документооборот, регулирование финансов и т.д.)[14].

Этот проект помог создать концепции финансирования в «третьем секторе» и методологию поддержки фермеров, желающих создать не-сельскохозяйственный бизнес.

В гмине (регионе) Пшчина (Gmina Pszczyna, также район Силезии) социальные кооперативы созданы на базе деятельности Центра муниципального социального обслуживания населения. Несколько разных по направлениям деятельности социальных кооперативов расположены вместе территориально:

- прачечная,
- столярная мастерская,
- типография (совместно с фотостудией).

В прачечной работают в основном женщины, в то время как в столярной - мужчины. «Территориальное средоточие» кооперативов дает возможность концентрации ресурсов, обобщения опыта между участниками, общения.

Действующие кооперативы только начинают свое развитие, еще не вышли на самоокупаемость, тем не менее, уже имеют большие шансы на успех - налажены связи с поставщиками и покупателями услуг: как государственными, так и негосударственными институтами.

Применим ли европейский опыт в России?

Теперь рассмотрим применимость данного опыта к российским реалиям. По закону РФ №7-ФЗ «О некоммерческих организациях» от 12.01.1996г. с поправками, вплоть до 2009г., все виды некоммерческих организаций могут осуществлять предпринимательскую деятельность для достижения уставных целей, а точнее:

- Общественные и религиозные организации (объединения),
- Общины малочисленных народов,
- Казачьи общества,
- Фонды,
- Государственные корпорации,
- Государственные компании,
- Некоммерческие партнерства,
- Автономные некоммерческие организации.

Некоммерческая организация может осуществлять предпринимательскую деятельность лишь постольку, поскольку это служит достижению целей, ради которых она создана. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, отвечающих целям создания некоммерческой организации, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и участие в товариществах на вере в качестве вкладчика. Законодательством Российской Федерации могут устанавливаться ограничения на предпринимательскую деятельность некоммерческих организаций отдельных видов.

Закон РФ №135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» от 11.08.1995г. позволяет благотворительной организации осуществлять предпринимательскую деятельность для достижения целей, ради которых она создана, и соответствующую этим целям.

Федеральным законом "О порядке формирования и использования целевого капитала некоммерческих организаций", вступившим в силу с 1 января 2007 г., определены правовые основы формирования и использования целевого капитала некоммерческими организациями в качестве источника финансирования их уставной деятельности. В соответствии с требованиями, установленными данным ФЗ, некоммерческие организации - собственники целевого капитала, за исключением специализированных организаций, вправе осуществлять только определенные Правительством РФ виды платной деятельности. В связи с этим установлен Перечень видов платной деятельности, которую вправе осуществлять некоммерческая организация - собственник целевого капитала, за исключением специализированной организации. В указанный Перечень включены, в частности, такие виды деятельности как: покупка и продажа собственных нежилых зданий и помещений, земельных участков; издательская деятельность; деятельность санаторно-курортных учреждений; предоставление социальных услуг с обеспечением проживания и без обеспечения проживания, а также ряд иных видов деятельности[15].

Тем не менее, директор программ по России Международного центра некоммерческого права (США) в РФ Дарья Милославская следующим образом рассказывает о необходимости законодательных изменений: «Cначала изменения должны произойти не в законодательстве, а в общественном сознании. Но если говорить о законе, то, на мой взгляд, нужно усовершенствовать нормы, регулирующие возможность и цели осуществления некоммерческой организацией предпринимательской деятельности. В частности, нужно определить, насколько тесно предпринимательская деятельность, т.е. приносящая доход и осуществляемая регулярно, должна быть связана с уставными целями организации. Кроме того, было бы целесообразным определить приоритетные направления деятельности и установить особый режим налогообложения для организаций, которые осуществляют исключительно эти приоритетные виды деятельности. К сожалению, в законодательстве право некоммерческой организации заниматься предпринимательской деятельностью хоть и определено, но скорее вводит в заблуждение, чем дает четкое понимание, какую деятельность, в каких объемах и по каким правилам может вести некоммерческая организация. Впрочем, многие нормы законодательства написаны именно по такой схеме»[16].

Михаил Лаврухин, председатель совета Центра гуманитарных программ, делится своим опытом: рассматривая проект проведения аукциона детских рисунков, после консультации с юристом пока от идеи отказались. Подобное получение средств благотворительным фондом уже будет считаться предпринимательской деятельностью и облагаться высоким налогом [17].

Игорь Симонов, юрист московской коллегии адвокатов «Князев и партнеры», поясняет, что НКО имеет право осуществлять предпринимательскую деятельность исключительно для обеспечения деятельности, прописанной в уставе. Применение упрощенной системы налогообложения, которую зачастую используют коммерческие структуры и частные предприниматели, подойдет для НКО и благотворительных компаний, но конкретная схема должна подбираться в каждом случае отдельно в зависимости от формы НКО[18].

В настоящее время горячо обсуждается внесенный в Государственную Думу президентом РФ законопроект о введении института социально значимых некоммерческих объединений, «которые будут получать всестороннюю поддержку государства: и финансовую, и имущественную, и консультационную, в том числе в форме льгот по уплате налогов и сборов, в форме размещения государственных и муниципальных заказов, передаче имущества для использования в их деятельности» [19].

В целом, однако, можно сказать, что обсуждение возможных экономических действий организаций, популяризации этой возможности как в правовой сфере, так и в сфере общественного сознания, в России практически не происходит. При этом ряд примеров его развития можно найти уже сейчас. В 2007 году президент и совладелец крупнейшей нефтяной компании России «Лукойл» Вагит Алекперов учредил Фонд «Наше будущее», задачей которого является развитие социального предпринимательства на территории России. В 2009 году в десяти регионах России Фонд организовал конкурс проектов социальных предпринимателей, в октябре были объявлены 11 финалистов конкурса, а в декабре должны быть объявлены победители, а также будут известны формы и объемы финансирования.



Примеры поддержанных Фондом социальных предприятий [20]:

Ø Проект «Путь в мир равных возможностей», который реали

вернуться в раздел

поделиться:


Метки

Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2