Новый Бизнес


Венчурная филантропия: прямые инвестиции в благотворительность

11
января 2008
Автор: Вадим Самородов

Венчурная филантропия: прямые инвестиции в благотворительность

Традиционно понятие «благотворительность» апеллирует к душевным порывам людей, достигших успеха в жизни, и ких моральной ответственности перед обществом. Однако, несмотря на духовную сущность благотворительной деятельности, вопрос эффективности использования пожертвований и достигаемого ими социального эффекта остается насущным даже в самых развитых странах.

Часто именно разочарование от результатов использования своих средств заставляет доноров отказываться от благотворительности и закрывать двери перед просителями. Поэтому в мире существует система профессиональных филантропических фондов, предлагающих услуги по управлению благотворительными средствами, по отслеживанию эффективности и результативности пожертвований. По сути, деятельность таких фондов во многом схожа с работой управляющих инвестиционных компаний, которые предлагают услуги по инвестированию средств на финансовом рынке в соответствии с инвестиционной политикой, выбранной клиентом. Такая политика может быть консервативной, а может быть рискованной, в зависимости от предпочтений инвестора, при этом есть и компании, предлагающие услуги по прямым инвестициям или венчурному финансированию. Риски последних велики, но и прибыль также может многократно превысить вложения.

Если провести аналогию с благотворительной деятельностью, а в качестве прибыли рассмотреть социальный эффект, то при выборе стратегии благотворительности также возникает возможность выбора между консервативными и высокорисковыми социальными инвестициями. Так пожертвования, например, Большому театру или Эрмитажу можно сравнить с вложениями в «голубые фишки» или гособлигации. Но и эффект от таких инвестиций будет ощутим только при очень больших объемах вложений. Грантовая поддержка социальных проектов некоммерческих организаций может быть сравнима с инвестициями в акции компаний второго эшелона: есть риск поддержать не очень эффективный проект, но есть и перспектива добиться ощутимых социальных преобразований. Наиболее же рискованными и требующими серьезной подготовки, но в то же время наиболее прибыльными, являются прямые и венчурные инвестиции.

Венчурный капитал работает с начинающими компаниями, которые продвигают инновационные идеи, имеющие большой потенциал для реализации. В большинстве случаев, венчурный инвестор «входит в капитал» новой компании и не просто финансирует ее, но и участвует в ее управлении, поэтому отбор компаний ведется очень тщательно. При этом «венчурный капиталист» также разрабатывает стратегию выхода из компании с максимальной прибылью через продажу ее стратегическому инвестору или выводу компании на IPO. В результате такого сотрудничества инноватора и инвестора не только создается прибыльная компания, но и реализуется идея, приводящая к прорыву в определенных областях.

Идея использования венчурных подходов в финансировании благотворительных проектов и организаций, которая получила название венчурной филантропии, возникла в середине девяностых годов в среде венчурных капиталистов и хай-тек предпринимателей Силиконовой долины. Смысл ее – в использовании избирательного долгосрочного финансирования и активной консультативной поддержки целями: во-первых, помочь некоммерческой организации, продвигающей инновационные идеи в социальной сфере, реализовать ее идеи; во-вторых, помочь этой организации работать профессионально и стать устойчивой. Таким образом, не просто реализуются отдельные проекты, имеющие краткосрочный эффект, а создаются эффективно работающие социальные институты, приносящие пользу обществу в долгосрочной перспективе и мультиплицирующие социальный эффект благодаря более профессиональному подходу в работе с донорами.

При венчурном подходе меняются взаимоотношения благотворителя и получателя, которые переходят на уровень партнерства инвестора и предпринимателя. Только в нашем случае это будет социальный предприниматель, добивающийся социального эффекта, или если хотите, социальной прибыли.

Характеристики венчурной филантропии

  • Высокая вовлеченность: при использовании венчурных подходов, доноры устанавливают тесные взаимоотношения с социальными предпринимателями и организациями.
  • Целевое финансирование: применение разных форм финансирования – от грантов до разного рода займов.
  • Долгосрочное сотрудничество: венчурная филантропия предлагает значительную и устойчивую финансовую поддержку для ограниченного числа организаций. Такая поддержка обычно рассчитывается на трех-пятилетнюю перспективу, предполагая продуманную стратегию выхода из инвестиций.
  • Нефинансовое участие: в дополнение к финансовым инвестициям венчурные партнеры предоставляют дополнительные услуги, которые включают индивидуальное консультирование (коучинг) по вопросам управления организацией, стратегического планирования, маркетинга и коммуникаций, работы с персоналом, а также доступ к другим донорам и партнерам.
  • Организационное развитие: венчурная филантропия ориентирована на обеспечение долгосрочной жизнеспособности организаций и развитие их операционных возможностей, а не на поддержку отдельных проектов или программ.

Венчурная филантропия в Европе 

Как большинство новых идей в области благотворительности, модель венчурной филантропии зародилась в США, но   очень быстро распространилась и в Старом Свете, где финансовый сектор традиционно очень силен и во многих странах имеет ярко выраженный национальный колорит: от консервативных семейных банков Италии до транснациональных «акул капитализма» из лондонского Сити. Именно в европейских странах венчурная филантропия принимает наиболее интересные формы.В 2005 году на базе Центра Сколла по социальному предпринимательству при Оксфордском университете была создана Европейская ассоциация венчурной филантропии (насчитывает 70 участников практически из каждой страны Европы – см. карту).

Распространение венчурной филантропии в Европе 

(красным кружком отмечены действующие венчурные фонды, зеленым – инициативы по их созданию)

 

 

 

Четыре источника венчурной филантропии 

Независимый консультант Дэвид Кэррингтон, проведя в Великобритании исследование разных   моделей венчурной филантропии, определил четыре «составные части и источника» этой формы благотворительности: 

  •        1) исследователи из Гарварда;
  •        2) dot.com, или миллионеры;
  •        3) социально ответственные компании;
  •        4) разочарованные грантодающие фонды.

1. Гарвард

Основным документом, на который ссылаются чаще всего, стала статья К.Леттса, У.Райана, А.Гроссмана «Благодетельный капитал: чему фонды могли бы поучиться у венчурных капиталистов?» (Letts Christine, Ryan William, Grossman Allen. Virtuous Capital: What Foundations Can Learn from Venture Capitalists.Harvard Business Review, 1997). За ней последовал труд Майкла Портера и Марка Крамера «Филантропия, новая повестка дня: создавая ценности» (Philanthropy’s New Agenda: Creating Value. Michael Porter and Mark Kramer, 1999).

2. Dot.com, или миллионеры

История филантропов из dot.com была ярко представлена Джеффри Колвином в журнале Fortune:

На поздней стадии своих по большей части недолгой карьеры многие интернет-предприниматели решили, что они готовы на большее, чем только на революцию в бизнесе. Трансформировав полностью целую индустрию, да что там – всю экономику – эти гении желают достичь следующей логической цели: исправления общества. Решили показать: если у них получилось заработать деньги более умным способом (и уж точно намного быстрее), чем кто-либо в истории, то и тратить эти деньги они будут умнее других.

Какая может быть с этим проблема? Раздача больших сумм в искреннем стремлении решить социальные проблемы выглядит хорошим делом, с какой стороны на это ни посмотреть. Но на самом деле проблема здесь есть и называется она – высокомерие.

«Эти старые филантропы, раздававшие миллиарды долларов все последнее столетие, выглядят жалко – пришло время показать миру, как делать это правильно», – так говорят претенденты на звание «новых филантропов». Потому что «традиционные некоммерческие организации были "культурой дисфункций", и требовался "фундаментально другой подход", основанный на "лучших практиках новой экономики"».

Время расставило все на свои места, и многие такого рода инициативы закрылись вместе со сдувшимися технологическими пузырями. Однако было сделано нечто очень важное – критика гарвардских академиков и миллионеров из dot.com попала в цель и стал мощной силой, способствовавшей изменениям в среде филантропических фондов в США и во всем мире.

3. Социально ответственные компании

С середины 90-х все больше корпораций стали переходить к более «вовлеченному» подходу к поддержке благотворительных и других местных инициатив. Не просто пожертвования или спонсорский стол на благотворительном ужине, а более сфокусированный и интегрированный подход, совмещающий финансирование, волонтерство сотрудников, бесплатную (про-боно) профессиональную помощь, ко-брэндинг, социально ориентированный маркетинг. Термин «венчурная филантропия» еще не применялся, но и для корпораций, и для благотворительных/местных организаций такие взаимоотношения по совместному поиску лучших решений напоминали современный подход в строительстве отношений между донором и грантополучателем в современной нам «венчурной филантропии».

4. Разочарованные грантодающие фонды

Все фонды, желая добиться тех или иных позитивных изменений, распределяют гранты. Это на сегодняшний день основная форма филантропической деятельности. Но все ли руководители фондов могут ответить на вопрос: привел ли выданный нами грант к каким-либо изменениям? Внес ли он вклад в улучшение качества жизни? Достиг ли он тех целей, на которые был выдан, и какова стоимость результата по отношению к вложенным средствам?

Вопрос эффективности благотворительности все чаще становится объектом жарких дебатов в благотворительных фондах, и многие «традиционные» фонды начинают применять практики венчурной филантропии. 

Venturesome Джона Кингстона 

Джон Кингстон – человек с уникальной биографией. Начав свою карьеру в финансовом бизнесе и, можно сказать, в самой «жесткой» его части – фонде прямых инвестиций 3i Group, в котором проработал пятнадцать лет, он решил резко сменить сферу своих интересов и в 1990 году перешел в благотворительную организацию Save the Children на должность директора по фандрайзингу и маркетингу.

Имея огромный опыт управления капиталами и узнав кухню «некоммерческого бизнеса», он решил, что финансовому сектору есть чем поделиться с благотворительным. Дело в том, что в мире бизнеса очень много разных инструментов поддержки перспективных развивающихся компаний – от банковских кредитов до различных схем прямых и венчурных инвестиций, «мезанинного» финансирования, лизинга факторинга и т.д. Некоммерческие же организации в основном живут от гранта к гранту или от одной фандрайзинговой кампании до другой. Склонность грантодающих фондов к финансированию краткосрочных проектов заставляет НКО хвататься за выполнение разных видов деятельности, которые  часто не совпадают с основной миссией, но в данный момент интересны фондам. При этом такое финансирование часто ставит запрет на поддержку административных расходов. В итоге, стремясь удержаться на плаву, организации берутся за выполнение все большего количества проектов, что создает больше путаницы, не укрепляя их институционально.

У Джона Кингстона возник вопрос: а почему в некоммерческом секторе нет такого разнообразия финансовых инструментов поддержки развития организаций, как в бизнесе? Может ли НКО, например, брать обычный коммерческий кредит на период поддержания деятельности между ключевыми грантами или фандрайзинговыми кампаниями и быть надежным заемщиком? Не найдя ответа в существующей практике взаимоотношений финансовых институтов и НКО, Джон решил, при поддержке CAF, создать собственную организацию, использующую известные в бизнес-секторе инструменты для поддержки некоммерческих организаций, которую он назвал Venturesome. 

Venturesome 

Venturesome был создан в 2002 году как высокорисковый фонд с целью инвестирования в благотворительные организации или для предоставления им ссуд. Такой тип финансирования является чем-то средним между грантом и займом, поэтому эту модель нельзя назвать ни банковской, ни традиционной филантропической. Venturesome скорее из расчета на «социальную прибыль», предпочитает брать на себя более высокие финансовые риски, чем банк.

Venturesome предоставляет финансирование маленьким и средним британским НКО и другим организациям, имеющим социальные цели, в виде гарантий, беззалогового кредитования, инвестиций в капитал или «квазикапитал». Фонд стремится к тому, чтобы заставить деньги доноров «работать интенсивнее» путем их рециркуляции (т.е. займы возвращаются и выдаются снова по нескольку раз). На начальном этапе предполагалось, что деньги смогут оборачиваться 4–5 раз в течение 10 лет; сейчас этот показатель уже намного выше.

С момента своего запуска Venturesome провел 110 «сделок» на общую сумму 7,1 млн фунтов. 3,4 млн уже возвращены в фонд. В настоящий момент капитал фонда составляет 7 млн фунтов, предоставленных CAF и двенадцатью другими партнерами, включая крупный банк, грантодающие фонды и частных лиц. 

У модели Venturesome есть две основные черты: 

  1. Балансирование финансового риска и потенциального социального эффекта поддерживаемой благотворительной организации и укрепление ее организационного развития.
  2. Оценка финансовых рисков и работа с НКО по постепенному снижению этих рисков (в том числе путем использования правильных финансовых инструментов).

Работая с благотворительными организациями и выстраивая собственную репутацию, Venturesome вместе с тем стремится к созданию устойчивого рынка социальных инвестиций в Великобритании. 

Выводы по результатам деятельности Venturesome:  

  • модель балансирования финансового риска и потенциального социального эффекта работает;
  • уровень оборачиваемости средств превысил запланированный;
  • НКО приветствуют возможность получения советов и консультаций;
  • рынок социальных инвестиций Великобритании быстро развивается. 

Venturesome стремится: 

  • относиться к НКО не как к просителям, а как к клиентам;
  • работать в партнерстве с НКО, чтобы помочь им фокусироваться на своей основной деятельности и находить для нее финансирование;
  • инвестировать в развитие базы знаний фонда и делиться ими с другими;
  • способствовать росту рынка социальных инвестиций. 

Venturesome видит себя: 

  • инноватором: продолжать «тестировать границы» риска;
  • катализатором: работать с НКО и распространять знания, мотивируя других развиваться и расширяться;
  • партнером: совместно привлекать средства в фонд, соинвестировать и консультировать;
  • эффективным управленцем: работать с самоокупаемостью. 

Примеры деятельности Venturesome 

Сельский клуб в деревне Хаттон Радби (2003)

Деревня Хаттон Радби расположена в сельской местности графства Йоркшир. Сельский клуб – центр местного сообщества, однако в 1999 году в здании были обнаружены значительные дефекты конструкции. В деревне было принято решение собрать сумму 450 000 фунтов, чтобы устранить дефекты и обновить здание, но жители не успевали собрать последние 50 000 из этой суммы до того, как истекал срок действия соглашения со строительной компанией-подрядчиком.

Venturesome предоставил финансовые гарантии на недостающее финансирование в объеме 50 000 фунтов, пока собиралась недостающая сумма из частных пожертвований. Работы по ремонту здания начались в соответствии с планом, что позволило сэкономить время и избежать дополнительных затрат. Со счета было списано 35 000 фунтов. Затем, когда были собраны пожертвования на необходимую сумму в 50 000 фунтов, предоставленный кредит был полностью возвращен.

Book Aid International (2005)

Book Aid International уже полвека занимается распространением книг и оказывает поддержку библиотекам в развивающихся странах. Руководство организации посчитало целесообразным вложить дополнительные средства в фандрайзинговую кампанию с использованием прямой почтовой рассылки для того, чтобы привлечь финансирование из новых источников. Venturesome предоставил гарантию на дополнительное финансирование в объеме 125 000 фунтов. Это позволило организации вкладывать собственные средства в почтовые рассылки, зная, что при необходимости можно будет воспользоваться гарантией на дополнительное финансирование. Кампания, связанная с почтовыми рассылками, была успешной и в настоящий момент гарантия отозвана.

«Деньги и благотворительность», июль 2007, № 3 (64). Размещается с сокращениями.

 

вернуться в раздел



Метки


Сибирский федеральный университет   Берингер Ингельхайм   Центр развития некоммерческих организаций (ЦРНО)   Российский Микрофинансовый центр   Московский государственный университет имени М.В.Ломоносова   Future City   Некоммерческое партнерство грантодающих организаций «Форум доноров»   Лаборатория социальных инноваций Сloudwatcher   Всероссийское общество слепых (ВОС)   Омская школа социального предпринимательства   ОПОРА-Созидание, интернет-портал   Google Inc.   Российский государственный социальный университет   Фонд развития некоммерческих организаций «Школа НКО»   Социально информационно-аналитический журнал «Страна и мы: мы вместе»   Система дистанционного бизнес-образования (СДБО)   Агентство стратегических инициатив по продвижению новых проектов   Журнал Доступный мир   Высшая школа менеджмента Санкт-Петербургского государственного университета   Агентство социальной информации   Банк Петрокоммерц   Банк УРАЛСИБ



Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2