"Наша технология – говорить правду"

10
апреля 2018
Автор: Кирилл Ольгинский

Главная социальная миссия компании Everland, основанной Игорем Новиковым и Еленой Мартыновой в 2016 году, – говорить правду. Это инклюзивный проект, который дает возможность людям с инвалидностью и профильным образованием в области дизайна, бухгалтерии, права и IT адаптироваться к требованиям открытого рынка труда. Елена Мартынова рассказала нам о том, как организовать социальный бизнес, в котором люди с ограниченными возможностями получают работу и достойно справляются с ней.

Everland – коммерческая компания, которая зарабатывает на оказании различных сервисных услуг: бухгалтерском и юридическом сопровождении, разработке дизайн-макетов, создании сайтов, компьютерной графики и подготовке контента. От других рыночных игроков ее отличает то, что все работы выполняют люди с серьезными видами инвалидности, но клиенты, среди которых есть топ-бренды, такие как Сбербанк, "Вымпелком", X5 Retail Group, платят Everland в первую очередь не за социальную составляющую, а за качественное выполнение заказов.

"За историей создания Everland нет личной драмы, – говорит Мартынова. – Просто я всегда была достаточно социально ответственным человеком, но полностью уходить в некоммерческий сектор не хотела".

Начальные инвестиции предоставил Борис Жилин, для которого, по его словам, это скорее "не инвестиции, а меценатство". Часть денег вложили сами основатели.

"Мы должны работать по рыночным срокам. Мы должны давать качественный рыночный результат, – говорит Мартынова, – чтобы наши клиенты работали с нами долго, рекомендовали нас другим своим партнерам, потому что мы не можем тратить много денег на рекламу".

Когда соискатель с инвалидностью обращается в Everland, для него индивидуально выстраивается программа стажировки, назначается индивидуальный куратор. В проект берут тех, у кого есть высшее образование по профильному или смежному направлению: основатели считают это необходимым минимумом, который позволит далее обучить человека прикладным навыкам профессии.

"Нам нужны профессионалы – те, кто получил образование в своей сфере. Нас не пугает тип инвалидности. Мы научились выстраивать бизнес-процессы так, чтобы люди из разных регионов и даже стран могли интегрироваться в нашу команду. Это важно, потом что таким образом мы снимаем территориальную привязку и привязку к инфраструктуре и доступной среде, которой во многих местах просто нет", – рассказывает Мартынова.

Первым человеком, с которым провели собеседование основатели Everland, был Роман Акинин из Сарапула (Удмуртская Республика) – талантливый молодой дизайнер с непростой инвалидностью, которая мешает ему самостоятельно передвигаться. Сегодня он выполняет заказы для топ-клиентов: Сбербанка и Билайна. "Он вырос не только профессионально, но и социально. Раньше он практически не выходил из дома, а недавно первый раз поехал в отпуск на самостоятельно заработанные деньги, приезжал в Москву на обследование и планирует делать операцию, которая поможет ему повысить качество жизни", – поделилась Мартынова.

Другая сотрудница Everland – Айслу, мать троих детей, – живет в Казахстане. Она передвигается на коляске, у нее частично парализованы руки – печатает двумя пальцами. Начинала с расшифровки и набора текстов, сейчас задействована в ведущих проектах, берет интервью у статусных экспертов и рисует графику.

"У Айслу, как и у многих наших ребят, накопилось огромное портфолио – настолько годное, что произвело бы впечатление на любого работодателя даже на московском рынке, – говорит Мартынова. – Это настоящий прорыв. Оказывается, даже если ты прикован к коляске, у тебя паралич рук, но все хорошо с памятью, фантазией, креативом, можно не быть заложником своего тела и ситуации. И таких историй у нас немало, что и держит нас в проекте".

Кураторы Everland знакомят людей с ограниченными возможностями с реальным положением вещей на рынке труда, в каком-то смысле помогают человеку посмотреть на то, что он умеет и чего сможет достичь.

"Наша основная технология – говорить правду, демонстрировать правдивое отношение к правдивым результатам. Когда честно говоришь: "Вот это не так. Это нужно подтянуть". И если человек хочет работать, он отзывается. Мы выстраиваем честные нормальные рабочие отношения".

В итоге от тех, кто первоначально обратился в Everland за работой, остается не более 15%. Многие не проходят по первичным признакам – не соответствует профиль образования. Кто-то не преодолевает порог тестового задания – просто перестает выходить на связь. Есть и те, кто отсеивается на этапе стажировки, потому что переоценил свои силы или настроен на конфликт. Но этим людям, по мнению Мартыновой, участие в проекте приносит несомненную пользу: "Думаю, что, получив от нас негативный опыт, они лучше подготовятся к встрече со следующим работодателем, сделают выводы. Это прививка работы в неискусственной среде. Хотя нам, конечно, бывает обидно, ведь мы вкладываем на этапе стажировки много сил, времени и денег. Но при этом понимаем, что для каждого конкретного человека польза все равно будет".

Профессиональное взросление продолжается и дальше, когда заканчивается стажировка и начинается реальная работа. Первые успехи нередко оборачиваются риском переоценки: "Человек начинает говорить: "Я лучше всех знаю" и в какой-то момент перестает видеть себя профессионально. Мы помогаем не останавливаться и идти дальше. Я нередко общаюсь с руководителями инвалидных объединений, которые и сами являются людьми с ограниченными возможностями. Они мне признаются: "Это круто. Если бы нам в свое время кто-то так помогал профессионально расти, было бы намного легче".

По мнению Елены Мартыновой, успешный опыт социальной адаптации сотрудников Everland ценен прежде всего примером: "Другие люди могут посмотреть и сказать: "Значит, и в моей ситуации нет ничего страшного. Значит, и я могу таким образом выстроить свою карьеру".

Самое дорогое в модели Everland – "прокачка" индивидуальных навыков. Куратор-профессионал на рынке стоит дорого. Чтобы подготовить одного человека с инвалидностью к работе на равных с таким же специалистом без ограничений, уходит не менее 150 тысяч рублей, что, по словам Мартыновой, съедает абсолютно все полученные от клиентов доходы: "Фактически мы делаем то, что не смогла система образования, причем за свой счет. И при этом конкурируем на рынке с обычными агентствами, у которых нет таких издержек".

Таким образом, деятельность Everland складывается из двух частей: коммерческой (и она вполне успешна) и социальной, которая дотируется за счет внутренних ресурсов компании. Елена и Игорь думают над тем, как разрешить эту коллизию. Есть несколько вариантов.

Первый – перевести этап обучения и стажировки в формат НКО, привлекая на эти цели невозвратные финансовые средства. И наращивать коммерческую отдачу от предпринимательской составляющей.

Второй вариант – удешевить процесс овладения навыками с помощью частичного перевода на онлайн-платформу. То есть, проще говоря, чтобы многие вопросы соискатели решали не в личном общении с дорогим куратором, а на интерактивном портале. Кроме того, Мартынова и Новиков думают над тем, чтобы этап стажировки был платным – пусть и символически. "Когда человек вложил какие-то даже небольшие деньги в свое развитие, это рождает другое отношение к обучению. Пусть это будут небольшие деньги, но они должны быть. Сейчас мы пытаемся понять, какая из моделей будет эффективна. Скорее всего, симбиоз. Но главного результата мы уже добились: смогли доказать, что люди с инвалидностью могут работать на открытом рынке".

Летом 2017 года по социальным сетям гуляла история предпринимательницы Юлии Шленской, которая обратилась в Everland и попросила сделать несколько иллюстрированных презентаций, но при этом не сказала своим сотрудникам, что всю работу делают люди с инвалидностью. Качество оказанных услуг и клиентоориентированность оказались намного выше среднего – сотрудники были довольны, а когда узнали, что имели дело с людьми, работающими на инвалидных колясках, были поражены. Резонансную историю опубликовал журнал "Секрет фирмы", что помогло Everland привлечь крупных клиентов, но возник вопрос: всегда ли стоит потенциальным заказчикам с самого начала, "на берегу", говорить о том, что работу для них будут делать люди с инвалидностью?

Позиция основателей Everland – говорить.

"Это вопрос дискуссионный. У нас есть миссия. Она абсолютно четко связана с тем, что инклюзия должна быть в нашем обществе. Но для того, чтобы эта инклюзия наступила, о ней нужно сейчас говорить. И не стесняться этого. Поэтому мы и говорим. Да, в этом есть определенный риск, и многие консультанты, с которыми мы общаемся, убеждали нас, что делать это не стоит ("Вы должны быть просто агентством"). Я считаю по-другому. Общество должно меняться. Сейчас об этом нужно говорить, чтобы через какое-то время можно было не говорить – по той причине, что работа людей с инвалидностью в большинстве профессиональных сфер превратилась в рутину. Вот когда нам на наше "У нас работают инвалиды" ответят: "Ну и что", – мы и перестанем говорить".

вернуться в раздел

поделиться:

Читайте также
Итальянский сыр из Подмосковья
Санкции – для одних повод сдаться, а для других – мощный стимул для развития. Когда в 2014 году многие уже попрощались с зарубежными деликатесами из-за…
читать полностью
Органические поля "Био-хутора"
Если бы вы в подробностях узнали о том, через какие "химические испытания" проходят продукты прежде, чем попасть к вам на тарелку, наверняка бы жевали их…
читать полностью
Огонь, портал и девять струн
Несколько лет назад на гуслях в России играло считанное количество людей, а сам инструмент встречался редко и был чрезвычайно дорог. Сегодня гусляров-профессионалов и любителей уже…
читать полностью
Здравствуй, дерево! Как построить бизнес на бересте
Береста или берёста – верхний слой березовой коры, уникальный материал, из которого веками на Руси делали посуду, обувь, лодки, ею крыли крыши и использовали для…
читать полностью
Проект для души
Проект для души 30 мая 2018
Что если вместо разовой благотворительной помощи открыть… кондитерскую? И взять на работу мам-одиночек, для каждой из которых нужен индивидуальный график и особые условия? Именно так…
читать полностью

Метки

Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2