«Я просто научился зарабатывать на переработке проблем в возможности...»

21
сентября 2017
Автор: Анна Титова

«Дельфины капитализма. 10 историй о людях, которые сделали все не так и добились успеха» — так называется книга, которую выпустило в августе издательство «Манн, Иванов и Фербер» совместно с Лабораторией «Однажды» при поддержке Фонда «Наше будущее». Книга посвящена предпринимателям-идеалистам из российской глубинки, которые своим бизнесом решают какую-нибудь важную социальную проблему. «Новый бизнес» уже опубликовал несколько историй. Сегодня - в сокращенной версии - очерк об Алексее Смирнове – человеке, который не только помогал учителям Пермского края выживать в эпоху бесконеных реформ российского образования, но и научился зарабатывать на этом.

Через ледяную переправу от Перми до Оханска получается коротенько, всего 72 км. Летом быстроходный «Метеор» проходит то же расстояние по реке за 3 часа. Расстояния между островками жизни в Пермском крае по меркам средней полосы огромны. От Соликамска до Чайковского все 500 км, от Перми до Кудымкара - 200. Чусовой, Нытва, Кунгур, Чердынь, Оса – далекие, дремуче-сказочные названия.  

В Оханске живет 7000 человек. Именно отсюда отправилась искать счастья в Москву героиня фильма «Карнавал». Градообразующее предприятие – МБОУ СОШ №1, а попросту говоря – школа. Автобус в столицу края ходит отсюда раз в сутки. Перспективы у местных школьников не блестящие, поэтому дети барахтаются, пытаясь обогнать время. В 9-11 классе они параллельно с учебой получают заочно средне-специальное образование тут же, на базе школы. С дипломом можно уехать в Пермь, выйти на работу в 17-18 лет, вгрызаться в лучшую жизнь.

Новая территория

В кабинете физики дремлют шкафы со ржавыми амперметрами. Сегодня здесь собрались студенты и родители. К доске выходит Алексей Смирнов, ректор Института развития современных образовательных технологий (РОСТ).

- В следующем году мы открываем в Оханске сразу несколько направлений высшего образования. Вас будут учить наши профессора и преподаватели высшей категории. Спрашивать будем строго!       

Чья-то бабушка в пуховом платочке старательно конспектирует новости в альбоме для рисования.

- А на будущий год, может быть, откроем на базе вашей школы учебно-инновационную лабораторию!     

Молчание.      

- Это хорошо?

Родители в раздумье напрягают брови.

- Это хорошо! – уверенно рубит Смирнов.     

- Валентина Борисовна, а почему вы  выбрали именно эту организацию? - вежливо интересуется у завуча бабушка в пуховом платочке.      

- Так к вам же никто больше не приедет, - кладет руку на сердце Валентина Борисовна.          

Райком закрыт      

Из кабинетика создателя Института РОСТа хочется сбежать в первую же минуту. Смирнов круглый год работает с открытым окном под тошнотворные звуки попсы. Говорит, легкомысленная музыка и свежий воздух скрашивают каждодневную пытку – чтение деловой корреспонденции.        

РОСТ — это негосударственное учреждение, которое продолжает традиции советских ликбезов, только на новом витке исторической спирали. Восемь направлений средне-специального образования в основном пользуются спросом среди старшеклассников из глубинки. Коммерция, бухучет, гостиничный сервис, право, педагогика дополнительного образования. Если вы - учитель биологии, а теперь хотите преподавать и химию, то это направление называется дополнительное профессиональное образование и оно весьма востребовано – выпускает до 600 универсалов в год. Читать-писать сегодня все обучены, но скорость перемен такова, что любое образование устаревает уже через несколько лет. год. Ценник у Смирнова один из самых скромных по городу: 18000 - 22000 рублей за годовую программу.     

Живет он до сих пор в родном районе Заостровка, на окраине Перми. Мать всю жизнь проработала крановщицей в порту, но если пекла пирожки, то на все общежитие. Ее пример вдохновляет Смирнова до сих пор.

- Я вообще-то поваром стать хотел, - вспоминает Смирнов, подписывая платежки.     

Алексей Федорович - невысокий, крепко сбитый мужчина с манерами бригадира-передовика, чья команда много лет подряд лидирует в производственном соревновании. Он ходит уверенной поступью, часто употребляет словечко «ну, и всё!», любит посмеяться и ненавидит жаловаться.      

Отслужил в армии, выучился на географа, вернулся преподавать в собственную школу.  Музыкальный ансамбль организовал, мелких хулиганов перевоспитал, детей на заводы водил, в походы с ними ходил. И был счастлив.     

- Прибегает ко мне завпит столовой: пришел вагон с мукой, простаивает, срочно надо разгружать, а некому. Я к своим пацанам: ребята, нужна помощь добровольная, кто готов? Двойной тариф. Тишина. А за двойной десерт на ужин? Мальчишки и повскакивали. Психология!      

- Чему детей учили?       

- Для начала пользоваться компасом учил, - смеется Смирнов, не отрываясь от бесконечных бумаг. - Никак не получалось у них ориентироваться. Хотя меня самого в свое время учили выживать в лесу – самым натуральным образом, без палаток. Делали укрытия из еловых лап.    

- Вам понравился фильм «Географ глобус пропил»?       

- Там всё правда. И если отбросить все вот эти сложности и формальности, то учитель молодец. Он все-таки детей природу любить научил, жизнь любить научил. Так я считаю.       

В 1988 году Смирнова закономерно избрали в райком комсомола. Чудеса комсомольского менеджмента удавались ему еще в свердловской танковой дивизии. Как-то раз сержант Смирнов придумал налепить всей ротой на Новый год уральских пельменей и получил за это отпуск. В другой раз спродюсировал в гарнизоне боксерский турнир: рядовой Витька Колесов уложил на ринге командира полка и получил грамоту. При всей своей предпринимательской напористости, Смирнов - адепт советской системы. Как минимум, ее образовательных ценностей.       

- Разве комсомол - это не контроль за вольнодумством молодежи на местах?       

- Да что Вы! - Смирнов наконец-то откладывает бумаги. - Я Вам пример приведу. Был у нас в Перми мукомольный завод. Работники его жили в общежитии, взносы членские платили плохо. Прихожу разбираться, а у них, оказывается, крыша течет, вот они таким образом и протестуют. Я к директору завода - так и так: нужен ремонт. Месяц он отлынивал, а потом я написал в райком партии. Директору объявили выговор, крышу починили за неделю, членские взносы тут же пошли регулярно. Ну, и всё! На человека система тогда работала, что бы ни говорили сейчас.   

Когда СССР приказал долго жить, Смирнов с супругой как раз отдыхали по комсомольской путевке в Киеве. Вернулись, а райком уже закрыт.

- Страшно мне тогда было. Не за себя и даже не за жену. За страну страшно.     

Бухучет по хардкору

В начале 1990-х молодой учитель географии перед соблазнами нарождающегося капитализма не устоял. Выучился на бухгалтера-аудитора и ушел из школы в коммерческую структуру. Но не надолго. Через три года зашел как-то в администрацию сверить расчеты по налогообложению в сфере образования. Попили с главбухом чаю, поговорили на профессиональные темы и так Смирнов поразил представителей власти своими знаниями, что его чуть ли не насильно взяли на работу..    

Специалистов, разбирающихся в школьных проблемах и одновременно подкованных экономически, тогда в области было от силы пять человек. Департамент поручил новому сотруднику то, чего не умел никто — учить госзакупки, организацию попечительских советов при школах и детских садах, а также платные образовательные услуги. Он учил бюджетников с нуля зарабатывать деньги в ситуации хаоса, когда в стране не осталось ни средств, ни порядка. На пальцах объяснял учителям, врачам, чиновникам, что делать со свалившейся на их головы нежданной экономической свободой. 

На лекциях Смирнова по сметному бюджетированию вздыхали перепуганные пожилые женщины из центральных бухгалтерий. Они годами сидели каждая на своем участке: начисление зарплаты, авансовые отчеты, материалы. Налогов в СССР школа не платила. Но в 1992 году приняли новый закон об образовании. На бухгалтеров обрушились новые функции, инструкции, подчас противоречащие одна другой, а главное – риски и материальная ответственность. Смирнов учил их азам, как когда-то учил школьников ориентироваться по компасу: рассчитывать лимит кассы, работать с чековой книжкой, оформлять банковскую подпись.       

Суксунский район, деревня Брехово, - выкладывает Смирнов свои примеры голосом диктора телепередачи о паранормальных явлениях. - Предприимчивый директор школы выращивал на своих школьных полях «картошку-моркошку». Мы с ним подумали и решили создать при школе учебно-опытное хозяйство. Работали в поле, получали деньги, сдавали урожай в райпотребсоюз. На выручку купили новое оборудование для столовой. А потом они вошли во вкус и поняли, что могут кормить не только школьников, но и всех желающих. В деревне тогда как раз закрылся единственный магазин - денег на продукты у населения не было, поэтому хозяин разорился.

Обучая бюджетников выживать, Смирнов, в конце концов понял, что и сам может обойтись без помощи государства.       

- На одно мое место в департаменте взяли сразу троих сотрудников. Да там, наверно, все выдохнули, когда я ушел. Сильно беспокойный был, - посмеивается он.       

Горизонтальный рост

Так уж сложилось, что образование в России консервативнее Папы Римского. Пока в 90-е жизнь менялась, как калейдоскоп (не так красиво, но так же быстро), школы и садики умудрились вообще не измениться. Особенно в провинции. Разве что идеологию из программы изъяли. Смирнов быстро понял, что попытка привить этому мамонту привычку к самостоятельной хозяйственной деятельности, сидя в областной администрации - затея утопическая.

Уволившись с госслужбы, он основал «Центр развития попечительства». Морская устрица живет тем, что чистит море, пропуская сквозь себя 200 литров воды в сутки и отфильтровывая планктон. Смирнов точно так же пропускал через себя новые волны административного безумия -недостатка в котором в эпоху перемен не было — и выдавал своим подопечным простые, понятные, чистые знания о том, как с этим безумием справиться.

Вдалеке от краевой столицы хаоса было больше. Областное министерство само сюда дотянуться было не в состоянии, но готово было платить тому, кто сможет. Смирнов просто подписывал соглашение о сотрудничестве с областной администрацией и получал финансирование, как по госконтарктам. В 2001 году он и группа преподавателей-единомышленников отправились в свой первый гастрольный тур. Чтение лекций на госслужбе свели его с десятком-другим толковых педагогов, которых можно было задействовать на взаимовыгодных условиях. У Смирнова появилась рабочая сила, у преподавателей дополнительный заработок. Так Смирнов превратился в платного посла доброй образовательной воли. Жажда экономического слова была в крае такой, что через три месяца он смог снять первый офис и посадить в приемной секретаря — обрабатывать неиссякаемый поток заявок. Еще через какое-то время у Смирнова и компании появились клоны-мошенники, прямо как у «Ласкового мая». То есть пришел успех. К 2003 году ежегодный прирост слушателей составлял уже 200%.Семинары у него начали заказывать и из других российских регионов. Бывший географ обожает придумывать новые форматы, как когда-то в армии с пельменями. Находками гордится больше, чем прибылью и ради красивого жеста готов на любые издержки. То посадит толпу директоров на теплоход до города Чайковского - пусть слушают лекции под плеск Камы за бортом. А то и вовсе отправит группу своих великовозрастных учащихся повышать квалификацию – в Турцию. Утром - море, днем - чтение закона о правах потребителя.     

Шаг назад для разбега              

Освоившись с первой статьей дохода, Алексей Федорович взялся за жемчужину своего бизнеса тех лет – «модель ленивого директора». По старому ФЗ «Об образовании» любая муниципальная школа и детский сад могли организовать дополнительные платные услуги. Дело хорошее, но, как водится, жутко замороченное. Смирнов всю эту суету брал на себя.       

- С директором мы виделись два раза в год. На первой встрече подписывали договор и открывали внутри нашей организации лицевой счет школы. С этого момента мы сами писали программы, работали с родителями, общались с чиновниками. Фирма на упрощенке - поэтому никакого НДС, никакого налога на прибыль, ускоренная амортизация. Классно ведь?      

По деньгам получалось так: допустим, родитель заплатил за курсы 100 рублей. 50 идет на зарплату педагогу, 20 – вознаграждение посреднику Смирнову, 30 остается на балансе школы. В лучшие годы в клиентах у Смирнова значились 72 муниципальные организации.        

Но в 2006 году, в самые что ни на есть тучные годы, его бизнес чуть не рухнул. Появился закон об автономных учреждениях, который свел к минимуму удельное содержание хаоса в окружающем мире. Он сильно упростил жизнь школам и детским садам. Появилась реальная возможность зарабатывать самостоятельно, причем по предельно простой схеме, которую даже самому ленивому директору осилить не сложно. Все 72 бюджетные организации, которых Смирнов учил бизнесу, ушли из-под его опеки.

Бизнес очень сильно просел. Приближался кризис. У Смирнова оставались только лекции и курсы. Денег не хватало.        

- Копаю я на даче огород и думаю: а что делать-то? Дыру надо было закрывать срочно. Тогда я придумал открывать детские сады. Ну, и всё.

Смирнов успел сработать на опережение. Тучные годы спровоцировали  в крае бум рождаемости, садов не хватало катастрофически. Так появился самый сложный проект бизнесмена –  сеть детских садов «Беби-лайф».      

Продолжение следует


Другие публикации из серии «Дельфины капитализма»:

Илон Маск Вельского уезда: что сделал бывший торговец нелегальной водкой из маленького города, часть 1

Илон Маск Вельского уезда: что сделал бывший торговец нелегальной водкой из маленького города, часть 2

Подъем-переворот

«Росомаха» с Камчатки: как сделать путешествия к вулканам доступными для студентов, пенсионеров и инвалидов (и зарабатывать на этом)

Человек невозможный

вернуться в раздел

поделиться:

Читайте также
Алексей Смирнов - человек-пила, часть 2
Публикуем вторую часть одной из глав книги «Дельфины капитализма», выпущенной в августе 2017 года издательством «Манн, Иванов и Фербер» и Лабораторией «Однажды» при поддержке Фонда…
читать полностью
Улыбаться, чтобы не болеть
В Перми открылись уникальные кабинеты биологической обратной связи (БОС), позволяющие человеку управлять своим организмом и, выполняя ряд простых упражнений под контролем компьютера, избавляться от своих…
читать полностью
Дядя Слава и колун-воспитатель
Сразу предупреждаю – наткнулся на информацию о «Школе фермеров» Пермского края и ее бессменном руководителе по чистой случайности. И возрадовался: «Есть позитив!» Но на месте…
читать полностью
Жизнь замечательных детей
43-летнему социальному предпринимателю Алексею Смирнову из Пермского края удалось сделать то, о чем только может мечтать специалист, задействованный в сфере образования. Он материализовал тезис «все…
читать полностью
Жизнь замечательных детей
43-летнему социальному предпринимателю Алексею Смирнову из Пермского края удалось сделать то, о чем только может мечтать специалист, задействованный в сфере образования. Он материализовал тезис «все…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2