Путь в тысячу ли начинается с пандуса. Часть 2.

18
января 2018

Продолжаем публикацию о социальном предприятии "Либерти" и его основательницах - Наталье Гаспарян и Марии Бондарь, благодаря которым сотни людей с инвалидностью смогли увидеть мир и побывать в Санкт-Петербурге. Очерк о проекте был опубликован в книге "Дельфины капитализма. 10 историй о людях, которые сделали все не так и добились успеха" - совместном проекте издательства "Манн, Иванов и Фербер", Лаборатории "Однажды" и Фонда "Наше будущее". Начало истории здесь.


Справка

Компания: ООО "Либерти". Туризм для инвалидов.

Место действия: Санкт-Петербург. По туристическому потоку уступает Москве. Тем не менее, в северной столице каждый год туристов бывает больше, чем проживает самих горожан.

Стартовые условия: потребительский кредит, энтузиазм основательниц компании и самодельный переносной пандус весом 40 килограмм.

Достижения: в 2016 году услугами "Либерти" воспользовались 700 российских и иностранных туристов. Помимо Санкт-Петербурга, компания устраивает экскурсии в Москву, Калининград, Коломну и помогает российским инвалидам увидеть Европу.


Хочу ли я?

– На семинаре по финансовому планированию одна из участниц посоветовала мне книжку "Деньги хорошо влияют на женщину", известного такого бизнес-тренера Шефера Бодо, – вспоминает Мария Бондарь. – Эта книга в буквальном смысле слова изменила мое сознание и во многом, мне кажется, спасла наш бизнес. У нас тогда как раз был довольно критический момент, связанный с тем, что надежды на быстрое развитие, которое мы возлагали на кредит фонда, не оправдались. Мы стали анализировать причины и обнаружили, что главные причины, конечно же, в голове.   

В ходе самостоятельно проведенной под влиянием книжки психотерапии Мария обнаружила, что она… не хочет заработать много денег.    

– Мы декларировали одно, а делали другое. – Я покопалась в себе и поняла, что наследство бабушек и дедушек, всю жизнь тяжело работавших и живших очень бедно, на глубоком подсознательном уровне утвердило меня в мысли, что деньги – это плохо. Что богатым быть стыдно. Мне как-то уютней в этом маленьком мире небольших возможностей и скромных доходов. И из этого подсознательного отношения во многом проистекали неправильные бизнес-решения. А ведь деньги сами по себе – это не хорошо и не плохо, это инструмент, который дается конкретному человеку, и его можно использовать для добра или для зла. Когда я это осознала, я и с детьми стала по-другому общаться на эту тему. Раньше меня раздражало, когда они просили что-то купить. Чего это они игрушки просят дорогие? Надо же книжками интересоваться, а не вещами! А теперь я спокойно отношусь к тому, что людям нужны деньги, и мы спокойно обсуждаем с детьми, что можно купить сейчас, а что потом, накопив или заработав, а что, может быть, не нужно покупать вообще.             

– Получается, бизнес оказался еще и локомотивом личностного роста?

– Это же твое детище. Твой бизнес — это как твой ребенок. Он растет, усложняется, требует новых усилий. И он постоянно меняет тебя самого. Сначала это было для нас просто приключение, интересный благородный проект, которым нам нравилось заниматься. Мы себя чувствовали бедными, но крутыми, мы люди, которые меняют мир — разве этого не достаточно? Но "фишка" социального бизнеса в том, что чем больше ты заработал денег, тем большему количеству людей помог. А если не заработал, то и не помог. Так что нам пришлось повзрослеть. Научиться есть не только сладкое. Пришлось войти во вкус сложных, занудных, но необходимых дел, которые не могут нравиться сами по себе, но обретают смысл, когда становятся инструментом достижения большой цели. Мне вообще внутри всегда было лет пятнадцать, да и снаружи не намного больше. А тут пришлось надеть каблуки и стать взрослой теткой, иначе тебя так и будут воспринимать как школьницу, а не как серьезного партнера, с которым можно вести дело.              

– Но каблуки и тетка – это же может быть просто маска, надетая по случаю деловых переговоров. Разве это меняет внутреннее ощущение?    

– Да, меняет. И это не потеря, это приобретение. Мне пришлось научиться быть взрослой, а это полезно не только в бизнесе.     

Родовспоможение

Еще одним локомотивом развития компании стали "декреты". У Марии двое сыновей – 10 и 7 лет, у Натальи трое – 8, 4 и 2 года. Обе женщины утверждают, что отпуск по уходу за ребенком – не помеха развитию бизнеса, а наоборот.       

– Мы сначала занимались "Либерти" параллельно с предыдущими работами, и соскочить с них было сложно и страшно: это же гарантированный заработок. А "декрет" – хороший способ уйти с опостылевшей должности и не вернуться, – объясняет Мария. Сама она так и поступила после рождения второго сына.        

– Первый раз я ушла в декрет в 2008 году, и работа "Либерти" после этого сильно оживилась, – добавляет Наталья.

– Я смогла оперативнее отвечать на письма клиентов, не давая им времени передумать. Я продолжала изучать объекты города на предмет доступности – прямо так и ходила с сыном в слинге. А главное – в декрете некуда торопиться, есть время остановиться и подумать о стратегии. Однозначно, наши дети не затормозили развитие бизнеса, а помогли ему.         

На архивных фотографиях "Либерти" обе основательницы действительно везде с младенцами в слингах – и на экскурсиях, и в офисе, и на переговорах с партнерами. Однажды, смеются они, в одном из петербургских дворцов, где их уже знали, как облупленных, они услышали про себя: "А, "Либерти", эти две домохозяйки!.."     

– Но мы сами себя вообще-то редко так воспринимаем, – оправдывается Наталья. – До домохозяек нам, конечно, еще далеко. Я в роддом всегда уезжала с ноутбуком, там я, наконец-то могла спокойно поработать в тишине, пока схватки не начались. И никогда у меня не было такого, чтобы я занималась только детьми. Иногда я думаю, какой это был бы кайф, если бы у меня были только дети и не было работы. Но одной возможности выспаться бывает достаточно, чтобы эти мысли ушли. Знаете, где-то в соцсетях есть такой хэштэг – #Янеработаюятакживу. Это про меня.           

Владелицы "Либерти" сами возят детей в школу, сад и кружки, обходятся без помощи нянь. Еще одна возможность, которую дает собственный бизнес работающей маме – это гибкий график. Они по-прежнему выполняют сами основную часть рабочей текучки, но уже осознали, что ее пора отдать наемным сотрудникам.      

– У нас проблемы с делегированием полномочий, – признается Мария. – Мне, например, проще самой съездить отвезти документы в порт или на таможню, чем поручать это кому-то. Ну как же, ведь это очень важные документы! В результате ты вроде при деле, совесть спокойна, но на самом деле ты просто потеряла полдня. Потому что твое дело – не документы возить, а думать о стратегии развития компании, встречаться с нужными людьми, искать новые возможности. Идеи — они ведь рождаются не в головах, они рождаются между головами.       

В "Либерти" сейчас работают двое бывших клиентов, они продвигают услуги компании в интернете. И еще несколько человек сотрудничают по совместительству – водители, гиды, тур-лидеры, которые сопровождают группы в поездках. В планах Натальи и Марии – уже этой весной нанять менеджера, который возьмет на себя всю  операционку, всю рутину и разгрузит их наконец для более масштабных задач. Свои сферы ответственности они давно поделили так: Мария занимается подбором гидов и содержанием туров. Наталья – финансовым планированием, документацией, взаимодействием с чиновниками и партнерами.            

Еще Бондарь больше занимается российскими туристами, а Гаспарян – иностранными. Мария эмоциональней Натальи, и на всех круглых столах и форумах по проблемам доступной среды и социального предпринимательства, куда "Либерти" в последнее время зовут часто, от имени компании выступает именно она. Пока Мария читает книжки по тайм-менеджменту и бизнес-кейсы, Наталья штудирует налоговое законодательство и овладевает тонкостями ведения автохозяйства. Впрочем, в большинстве вопросов, уверяют подруги, они все же взаимозаменяемы.         

– Мы работаем как поршни, – говорит Мария. – Когда кто-то один в упадке, другой как раз на подъеме. Говорят, что с друзьями и подругами заводить бизнес нельзя, а мы, наоборот, не понимаем, как можно тянуть эту лямку в одиночку или с чужим человеком. Близкий по духу друг и партнер нужен прежде всего для психологической поддержки, которую мы друг другу постоянно и обеспечиваем.                  

Давай заморачиваться

За десять лет, что существует "Либерти", среда в Петербурге стала на порядок дружелюбнее к людям на колясках. Когда Мария и Наталья только начинали, практически ни одно учреждение культуры Петербурга к приему таких туристов готово не было. Разъяснительная работа в кабинетах ни к чему не привела – работники культуры, конечно, знали о существовании в окружающем мире инвалидов, но это обстоятельство пока имело в их глазах какой-то потусторонний характер. И тогда основательницы "Либерти" пошли на абордаж – стали просто привозить туристов в необорудованные учреждения, а там будь что будет. Подкладывали на ступеньки самодельные пандусы, просили охранников помочь, корячились сами. Главное –  сделать так, чтобы там вообще увидели, что люди на колясках существуют. Очень скоро подруг ждало еще одно удивительное открытие – чиновники тоже люди. Процесс изменения среды начался.

 

– Спас-на-Крови установил стационарный пандус, когда им надоело смотреть, как мы таскаемся с нашим 40-килограммовым железом, – рассказывает Мария. – Гостиница "Петро Палас" дооборудовала свои номера по нашей просьбе, а другая гостиница, "Новый Петергоф", готовясь к приему первых групп наших туристов, самостоятельно обследовала свое оборудование, обнаружила, что поручни установлены неверно, и все переделала. Когда мы решили разведать Екатерининский дворец, выяснилось, что там есть лифт, но он не работает, потому что это для сотрудников музея слишком хлопотно. Колясочникам нужно сделать специальный вход, человек, который будет этот лифт обслуживать, должен пройти специальное обучение, и каждый раз, когда появится турист на коляске, лифтеру придется спускаться и открыть ему этот специальный вход. Но самое сложное – это объяснить руководству, что все эти процедуры требуют не так уж много сил и времени, надо только отработать все эти действия и к ним привыкнуть. Я как представила себе этот геморрой, сказала Наташе: "Давай не будем заморачиваться?" А она в ответ: "Нет, давай будем". И теперь этот специальный вход открыт всегда.          

– Я понимала, что если этим лифтом не будут пользоваться хотя бы иногда, то его потихоньку просто разберут и выкинут, – смеется Наталья. – Ведь наша идея была еще и в том, чтобы раскачать общество, чтобы все вокруг увидели: инвалиды тоже хотят и могут быть потребителями культуры. И это не так уж и сложно – надо просто включить голову и сердце,  спросить специалистов, как это делается, и мы все объясним. На нас с Машкой иногда ругались: "Чего вы их сюда возите, инвалидам надо дома сидеть!" Конечно, с нашей стороны это вызывало жуткий гнев, но этот гнев мы тут же преобразовывали в позитивную энергию. Ах так?! Ну, хорошо, теперь мы  точно не отстанем! В следующем месяце мы вам сюда еще больше туристов привезем!

– Насколько неприятно это было – заставлять людей делать что-то, что им не нравится?

– Ну, я никогда по этому поводу не парилась, потому что понимала, что это их работа, надо просто помочь им ее сделать. И сейчас уже никто нам такого – "сидите дома" – сказать не позволяет.

"Либерти" удается не только изменять среду для инвалидов, но и налаживать партнерство с коллегами по социальному предпринимательству. Например, Мария и Наталья привозят туристов в новые музеи Коломны – "Арткоммуналку", Музей пастилы, Музей русского хозяйства. А их создательница Наталья Никитина, в свою очередь, оборудует эти места для приема туристов на колясках. Иностранцев Наталья и Мария приводят в петербургский цирк "Упсала" – единственный в мире, где выступают трудные подростки и дети с особенностями развития. "Представляете, как здорово? – говорит Мария Бондарь. – Немецкие инвалиды помогают российским трудным подросткам!"             

Сейчас "Либерти" готовится к приему первых групп слепых и слабовидящих людей. О том, что есть еще и такая потенциальная группа клиентов, им рассказали в петербургской библиотеке для слепых – крупнейшей в России. Это очень продвинутое и передовое место, здесь не просто слепым людям книжки выдают, но и разрабатывают новые методики по работе с инвалидами для учреждений культуры всего Северо-Запада.         

- Еще в начале 2000-х годов к нам стали обращаться петербургские музеи с вопросом: как им работать со слабовидящими посетителями? Как объяснить слепому, что такое "Мыслитель" Родена и дать ему "увидеть" эту скульптуру руками или силой воображения? - вспоминает специалист отдела развития библиотеки Дарья Бочарова. - Мы стали изготавливать для них муляжи, копии объектов, рельефные изображения, разрабатывали вместе тексты экскурсий. Потом к нам стали поступать запросы из других городов: у нас тут группа слабовидящих туристов, помогите устроить им экскурсию по Питеру. Первыми несколько лет назад приехали незрячие дети из Москвы – просто по инициативе их родителей. И мы придумали им программу на три дня, нашли подходящую гостиницу. Но принимать туристов – это все же не совсем наше занятие, поэтому мы стали искать партнеров и нашли "Либерти".        

Библиотека и "Либерти" стали вместе работать с учреждениями культуры. Активнее всех оказалась администрация Исаакиевского собора, где в 2016 году открылся целый отдел «по работе с маломобильными посетителями». Доступ для колясочников здесь обеспечили еще раньше, установив роллопандусы, скоростной лифт и подъемник до смотровой площадки.            

Елена Веденеева из вышеназванного отдела Исаакиевского собора объясняет мне, как можно показать Исаакиевский собор невидящему человеку. Сначала – дать представление о размерах. Гигантские колонны на входе, например, предлагается обнять впятером. Помещение собора внутри – померить шагами. Представление об общей архитектуре храма дает изготовленный библиотекой рельефно-графический альбом с макетом собора. А как рассказать слепому, что такое сводчатый потолок? Можно предложить ему провести языком по собственному нёбу. Потом Елена приносит огромный, сантиметров в 20, железный ключ и открывает вход в алтарь, где временно хранится макет храма, используемый на экскурсиях для слепых – в масштабе 1/200. Двигаясь пальцами снизу вверх, можно «осмотреть» весь собор целиком. Еще на экскурсию для слепых Веденеева берет с собой две коробочки – одну из-под селедки, другую из-под печенья. В той, что из-под селедки, хранятся образцы разных камней, использованных при строительстве собора. А в той, что из-под печенья – кусочки мозаики, из которых сделаны иконы. Все их можно пощупать, точнее, посмотреть – это, говорит Елена, правильное слово для употребления в общении со слепыми, стесняться его не надо.           

За вашу и нашу свободу

С каждым годом "Либерти" принимает все больше иностранных гостей и придумывает для них все более сложные туры. География расширяется, Мария и Наталья осваивают новые территории – на лето 2017-го запланировано путешествие для инвалидов по Транссибу. Но наступление идет не только на Восток, но и на Запад. Вот уже несколько лет подруги возят группы российских туристов за границу. В 2012 году, например, состоялся инва-тур в Париж.     

Про намечающуюся спецпоездку в интернете прочитала Люба Русинова из города Яранска Кировской области. У Любы миопатия, мышечная слабость, она доучилась до 9-го класса школы, а потом, когда уже не могла передвигаться самостоятельно, школу бросила и сидела дома. Жила она с мамой и двумя сестрами, одна из которых тоже колясочница. Их квартира располагалась на втором этаже деревянного дома с удобствами на улице. Чтобы Люба могла сходить в туалет, ее героической маме приходилось носить 20-летнюю девушку на руках. Зарабатывала героическая мама сначала тем, что вязала валенки, а потом повезло – устроилась вахтером в местную больницу с зарплатой 9 тысяч рублей.        

На купленном в кредит компьютере Люба писала статьи для разных сайтов – про дизель-генераторы, например. Зарабатывала 5-7 тысяч рублей в месяц. И вот ей попалось на глаза объявление о наборе группы для поездки в Париж. Люба решила, что она туда поедет во что бы то ни стало. Тур стоил 70 тысяч рублей. Люба насобирала за девять месяцев только 40 тысяч. Пришлось взять еще один кредит.         

– У "Либерти" были и другие заграничные туры – например, можно было поехать на пароме в Швецию и Финляндию, это стоило дешевле, на него я могла бы насобирать сама, – признается девушка. – И мама мне говорила – ну поезжай туда, не все ли равно, ты же нигде, кроме Яранска, не была. И я с ней даже соглашалась. Но в глубине души понимала, что одно дело – Швеция и Финляндия, а совсем другое – Париж…      

В общем, колясочница Люба Русинова стала первым жителем города Яранска Кировской области, который побывал в Париже. Чтобы получить билет в специальное купе для инвалидов (до Петербурга Люба добиралась на поезде), ее маме пришлось дважды съездить за 100 километров на железнодорожную станцию Шахунья в соседней Нижегородской области: один раз – чтобы показать в кассе справку об инвалидности, а второй – чтобы забрать заказанный билет. И потом еще в третий – отвезти на эту станцию саму Любу.            

В Париже Люба плохо спала по ночам, потому что из окна ее гостиничного номера была видна Эйфелева башня, и Любе хотелось все время смотреть на нее, и вообще хотелось насмотреться на этот Париж. Вернулась она другим человеком.    

– Я после возвращения поняла, что не хочу проторчать дома всю оставшуюся жизнь. В Яранске какое ко мне было отношение? Ты ничего не можешь, сиди и не дергайся… В лучшем случае жалость. Постепенно и сама начинаешь так к себе относиться. А после этой поездки я почувствовала, что как будто все могу. Я работу поменяла. Раньше я боялась телефонных звонков – у меня ведь общение ограниченное, я в себе была очень не уверена… А тут попробовала – и все получилось.      

Мы разговариваем по скайпу, и иногда наш разговор прерывается, когда Люба отвечает на телефонные звонки по работе. "Добрый день, меня зовут Любовь, чем могу вам помочь?" – бархатным, уверенным в себе голосом произносит в трубку Люба. Живет она теперь не в Яранске, а в городе Гаджиево Мурманской области. Через два года после возвращения из Парижа она познакомилась с молодым фельдшером Димой, который приехал в родной Яранск на летние каникулы. Через неделю он позвал ее в гости к себе на север. "До Парижа добралась – доберусь и до Мурманска", –  подумала Люба. Мама уже не удивлялась. Люба поехала – да так и осталась. Через четыре года после поездки в Париж у нее новая работа, новое место жительство и своя семья.       

–  Это наша история успеха, –  говорят основательницы "Либерти". – И мы ею гордимся, может быть, даже больше, чем собственной. Ведь туризм — это не просто развлечение, туризм – это шанс изменить свою жизнь, лучший тренинг личностного роста. Сколько детей из глубинки приезжают в Санкт-Петербург и обретают мечту: хочу жить в большом городе, хочу стать великим человеком, хочу своротить горы. Мы даем это же ощущение неограниченных возможностей инвалидам и заражаем их желанием жить полноценной жизнью. Наша миссия в том, чтобы дать им удочку, дать им толчок к тому, чтобы они могли изменить, улучшить свою жизнь. Из путешествий люди возвращаются с другими глазами. И что важно – мы принципиально не делаем бесплатных экскурсий для взрослых, только для детей. Потому что для того, чтобы изменения начались, человек должен сам сделать первое усилие, как сделала его Люба, насобирав эти деньги на поездку.               

Подруги рассказывают про еще одну поездку, в Грецию. Там они нашли для колясочников пляж, где можно не только проехать на коляске к самому морю, но и искупаться.                                 

– В нашей группе была семейная пара, петербуржцы Олеся и Антон, - делится впечатлениями Мария Бондарь. – И они раньше купались в колясках, а там впервые смогли оказаться в воде самостоятельно. Антон мне рассказывал потом, что он себя впервые в этот момент почувствовал свободным человеком! И видели бы вы его глаза, когда он мне об этом рассказывал!               

Глаза самой Марии, когда она произносит слова "свободный человек", тоже загораются.           

– И вы думаете, что это купание в море как-то повлияет на дальнейшую жизнь Антона? – спрашиваю я.         

– Я не думаю, я уверена, – отвечает Мария. – И знаете, что самое главное. У нас ведь у всех уйма ограниченных возможностей, причем чаще всего ограничиваем мы их себе сами. По сравнению, например, с отсутствием силы воли и амбиций, отсутствие ног — это не так уж и фатально. Теперь мы с Натальей это точно знаем.

вернуться в раздел

метки: либерти 
поделиться:

Читайте также
Путь в тысячу ли начинается с пандуса
"Новый бизнес" в 2018 году продолжает публикацию историй социальных предпринимателей России из книги "Дельфины капитализма. 10 историй о людях, которые сделали все не так и…
читать полностью
Сегодня на рынке инватуризма работает всего лишь одна частная компания из Санкт-Петербурга – “Либерти”. 19 марта в рамках выставки “Интурмаркет – 2012” состоялась “Конференция по…
читать полностью
"Либерти" значит свобода
Туристическая фирма из Санкт-Петербурга меняет представление об инватуризме в России. Несколько лет назад туристы на инвалидных колясках воспринимались в обществе как десант инопланетян на планету…
читать полностью

Метки

Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2