Открытия во тьме кромешной

27
мая 2016
Автор: Екатерина Савостьянова

Что чувствует незрячий человек? Каково ему переходить дорогу, ездить на метро? Погрузиться в мир, который нельзя увидеть, позволяет московский проект «Прогулка в темноте». Посетителей здесь ожидают «новые ощущения и яркие эмоции», щекотание нервов и неожиданные черты знакомых предметов, а гидами выступают те, для кого этот мир привычен, — незрячие люди. В мире, который нельзя увидеть, побывала корреспондент «Нового бизнеса» Екатерина Савостьянова.

Для начала я заблудилась — на светлой улице. Плохо карту в интернете рассмотрела. Найдя наконец нужную улицу, оказалась в компании торопящихся людей, вопрошающих в свои мобильники: «Трехэтажный? Красная вывеска? После ярко-желтых ворот с птичками?» Так же, как и я, они пытались найти нужный дом в этом офисном районе и кому-то звонили, чая визуальных ориентиров. Словно специально для меня кто-то выпустил на улицу это шествие.  Ведь шла я туда, где зрительных ощущений не будет вообще. Полчаса предстоит мне гулять в абсолютной темноте, полагаясь лишь на остальные органы чувств и, конечно, помощь экскурсовода. Экспозиция, открывшаяся месяц назад в московском ТЦ «Ривьера», так и называется — «Прогулка в темноте».

В тревоге, но на свету 

Кладу все «светящиеся предметы» в шкафчик и сажусь ждать на один из ярких разноцветных диванов. Есть время пообщаться с предыдущими посетителями. Для девушки испытанием стала «проезжая часть». «Это ерунда, мне вот специи нюхать не понравилось, одна там была до того противная, – смеется ее спутник, но потом задумывается. – Хотя, если бы это было в реальной жизни, ты права… Ведь не на всех светофорах есть звуковые сигналы. Как они переходят-то?!» Видно, что эти вопросы приходят ему в голову впервые. 

Оказывается, экскурсия будет для меня одной — будни. В выходные каждые полчаса «во тьму» отправляются группы от одного до восьми человек. Если честно — немного нервничаю. Тут, говорит девушка-администратор, я как раз не одинока. Боятся многие, ожидая слишком острых ощущений. «Там не страшно! Некоторым почему-то кажется, что они ударятся головой о потолок, – смеется она. – Снять тревогу — задача гида».

А вот и он. Точнее она — красивая молодая девушка. Буквально влетает на высоченных шпильках, танцующая впереди белая трость кажется лишней. Улыбается, представляется: Дана. Велит положить руки ей на плечи — и мы отправляемся.

Плохая притча про слона

Я знаю, что ждет впереди: квартира, магазин, улица, музей, бар. Но еще не знаю, что я трусиха, совершенно не умеющая расслабиться почти до конца «прогулки», что от меня пахнет свежими огурцами, что мой возраст можно определить по голосу, хотя по телефону вечно принимают за девочку. Не знаю, какой бархатной — прямо хочется пощупать — окажется беспросветная тьма, как страшно наступать ногой в бездну, хотя знаешь — там пол. И главное — не знаю, как много нового можно узнать всего за  60 минут.

В «квартире» ориентироваться легко, все предметы знакомы. В этой части экспозиции посетители должны адаптироваться к темноте. «Дверь, порожек», – предупреждает Дана. На «улице» немного страшновато, я даже каким-то образом умудрилась врезаться в припаркованную на тротуаре (все максимально приближено к реальности, за исключением того, что здешнее пространство — абсолютно безопасно) машину. Переход улицы под пищащий светофор — занятие не для слабонервных. «Дверь, порожек» — мы на «рынке». Овощи-фрукты, специи, кофе, крупы… Оказывается, все, кроме специй, довольно легко узнать на ощупь и даже на слух: колючая гречка, звонкая фасоль, шуршащий кофе. «Дверь, порожек» — здесь «музей». Шедевры искусства угадывать легко и приятно. Некий огромный зверь раскрыл себя двумя деталями, а вот моей спутнице достаточно одной. «Вот здесь пощупайте, ребра, – водит Дана моей рукой. – Ведь сразу понятно, кто это». Кто — не скажу, обязалась хранить в тайне все секреты экспозиции. Щупая зверя, вспомнила притчу о трех слепых и слоне. Неправильная она. И вообще, «слепые» — плохое и обидное слово. Нужно говорить: «незрячие».

Эскалаторные мифы и реальные опасности

«Сейчас мы пройдем в бар, я вас буду угощать разными напитками, а вы мне сможете задать любые вопросы о жизни незрячих людей. Я здесь, за стойкой, садитесь вот на этот стул».

Иду в полной тьме на «тук-тук». Впервые беру интервью в кромешной тьме, впервые распиваю невидимые лимонады — просто вкус, словно бы материализовавшийся из ничего.

Оказывается, для многих посетителей именно в этой комнате возникает больше всего трудностей. Не надо идти на ощупь, не надо напрягать все свои органы чувств и подпрыгивать, чтобы проверить высоту потолка (именно это просят сделать гиды). Надо всего лишь вступить на незнакомую территорию.

Для некоторых гостей экспозиция — это первая встреча с незрячим человеком. И люди стесняются задавать вопросы, боясь обидеть. Как следует из дальнейшей нашей с Даной беседы, нередко излишнюю «деликатность» прохожие проявляют и тогда, когда речь идет о том, чтобы предложить незрячему человеку помощь. Хотя, по ее свидетельству, в основном мы, зрячие, — люди добрые и отзывчивые. Только иногда не знаем, как оказать помощь, а потому боимся предложить. Лучше всего в этой ситуации поступать, как некий молодой человек, подошедший на днях к моей собеседнице и поинтересовавшийся, нужна ли ей помощь, а если да, то какая. Иногда случаются казусы: люди просто хватают бедную девушку и тащат туда, куда считают нужным: «Им отчего-то кажется, что если я не вижу, то и с головой у меня не все в порядке», – смеется Дана. 24-летняя Дана — человек очень активный, по Москве передвигается много — на метро да маршрутках. Ее профессия — джазовая певица, но есть и несколько подработок (включая эту), и куча друзей, и море важных дел. «На метро?! – ахнула было я. – Но как же эскалаторы?» Мой гид смеется: «Это самое простое. Вот платформы без колонн — это да, это серьезно».

Без Брайля

Через полутемный коридорчик попадаем в «светлую» часть экспозиции. На одной стене — портреты выдающихся незрячих людей: Гомера, Луи Брайля, певцов Рэя Чарльза и Андреа Бочелли, бегуньи Марлы Раньян, путешественника и альпиниста Эрика Вайхенмахера. На другой — азбука Брайля. Желающие могут попробовать напечатать что-то на специальной пишущей машинке или написать с помощью нехитрого приспособления.
Дана объясняет мне, как это делается, а потом признается, что сама азбуки Брайля не знает. Как, почему? Оказывается, ходила Дана в обычную школу, после на общих основаниях училась в Классической академии им. Маймонида. Информацию воспринимала на слух. «Я вообще не люблю все эти специальные тифлоустройства, – признается Дана, – предпочитаю пользоваться обычными. Все-таки в этом мире, к счастью, зрячих людей больше, чем незрячих, поэтому я лучше сама буду подлаживаться под него. Сейчас незрячим доступны все те же гаджеты, что и зрячим: существуют специальные дополнения, адаптирующие для нас и компьютеры, и планшеты, и смартфоны».

Социально и развлекательно

Проект «Прогулка в темноте» создали четверо друзей: Максим Крутько, Елена Стахеева, Дмитрий Смирнов и Виталий Володин. С Максимом и Еленой мы беседуем после экскурсии.

– Как появилась идея проекта?

– Мы хотели создать бизнес, но не могли решить какой, – отвечает Елена. – Хотели сделать что-то, что можно потрогать и что будет иметь смысл. Выбрали было одну тему, но тут Максим вернулся из отпуска и…
– Я увидел такой музей в одной из европейских стран, – подключается к разговору Максим, – и решил, что можно сделать такой же: в Москве пока ничего подобного нет. Первоначальная задумка претерпела столько изменений, что теперь это общий проект.

– Если честно, сначала мы, три остальных партнера, отнеслись скептически к этой идее. Тема слишком тонкая: инвалидность, слепые…

– Мы не были уверены, что это будет продаваться, – соглашается Максим, – и потому максимально старались подать это как развлечение. Социальная составляющая — основа концепции, но мы боялись, что люди не готовы к этому.

– А оказалось, что они не просто готовы, – подхватывает Елена, – но хотят знать больше о жизни незрячих, чем мы предполагали. Первую неделю мы проводили тесты, просили посетителей ответить на вопросы. Оказалось, что они не просто получают новый опыт и информацию. У многих происходит в голове переворот, кому-то становится немножко стыдно за себя, за свою пассивность.

Я рассказываю о своем мимолетном общении с посетителями выставки. 

– Да, люди задумываются, – отвечает Максим, – у них меняются стереотипы, и это — главное. Мы не говорим о проблемах незрячих, нам нужно показать их возможности. Поэтому мы просим гидов больше рассказывать о своей жизни, о том, какая она у них насыщенная и интересная.

Всего здесь работает восемь гидов, все они прошли строгий конкурсный отбор. Экспозиция открылась в апреле, а собеседования с будущими экскурсоводами Максим начал проводить… в сентябре!

– Посмотрел более 60 человек, отобрал восемь — самых ярких, интересных, активных. У нас есть девушка, которая участвует в регатах, есть девушка, которая бегает на длинные дистанции и увлеается скалолазанием, есть парень, который занимается самбо и играет в футбол (незрячие используют особый, звуковой мяч). Есть Дана, с которой вы знакомы, она выступает на сцене. А вот и она. Солнечно-желтое пальтишко, изящно повязанный шарфик в тон.

Теперь гид — я

«Как вы покупаете одежду?» – не удерживаюсь от бестактности я. «Сама, с помощью консультантов. Хорошо получилось?» Не то слово. Тем более что на улице сегодня хмуро.

Рабочий день у моего гида на сегодня закончен, я была последним посетителем, забронировавшим экскурсию. Пора домой, нам по пути. Как интересно, теперь мы поменялись ролями: в обычном мире я, конечно, ориентируюсь лучше. Три этажа вниз на эскалаторе, наискосок по холлу. Дана держит меня под руку, но мне непросто угнаться за цокотом ее каблучков. «Нам туда», – показывает она на первом этаже. Ого, да вот где она, остановка маршрутки, которую я не смогла отыскать! Домчались быстро. Нужно перейти дорогу. Светофор молчит. «Да, он здесь такой, – улыбается Дана, – я обычно спрашиваю у людей, какой сигнал горит». Все просто. Двери метро, турникеты, снова эскалатор и самое главное – опасный край платформы. Мы прощаемся у раскрытых дверей вагона («До встречи в «Фейсбуке»!»), мне — в другую сторону. Не могу сказать, что сегодня в голове моей сломались стереотипы или эмоции вкупе с органами чувств претерпели излишнее напряжение. Нет. Но мир вокруг стал чуточку другим, исполненным деталей, которые обычно не видит зрячий. Более интересным, опасным, непредсказуемым и полным самых разных возможностей.

вернуться в раздел


Читайте также
В природе вещей, или Благотворительный магазин Danke-Shop
Сделать хорошее дело — похвально. Усвоить привычку помогать другим — еще лучше. Но возвести добро в систему и поставить на прочные финансовые рельсы — это…
читать полностью
Почувствовать себя кочевником
Современный мир предоставляет ребенку неограниченное количество возможностей. Нажал кнопку на компьютере — и вот ты уже отправился в виртуальное путешествие. Но как узнать о том,…
читать полностью
«Mr. Зефир». По канонам гостеприимства
Гостеприимство всегда было русской национальной чертой. Выпускник Лаборатории социального предпринимательства Фонда «Наше будущее» Павел Позин еще раз подтвердил это, открыв классический, но при этом совершенно…
читать полностью
ГУСИ и «братство дороги»
Проекту ГУСИ всего два месяца, а его уже взяли в программу социальных стартапов на базе Бизнес-инкубатора НИУ ВШЭ. А идея проста: автомобилисты-волонтеры помогают малоподвижным людям…
читать полностью
Искусство разрушать барьеры
Алексей Фоменко, создатель компании «Изобреталь комфорт»,  вместе с командой инженеров успешно занимается созданием безбарьерной среды. Благодаря разработкам выпускников МГТУ им. Баумана десятки московских инвалидов получили…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2