Погладь кота: Как устроен рынок котокафе и в чём тут вообще бизнес

23
июня 2017
Автор: Дарья Кушнир

«Посмотри, посмотри на рыжего! А этот! Смотри, как он спит!» — мужчина средних лет возбуждённо жестикулирует и выпучивает глаза у стеклянной витрины. Спутница (похоже, это его жена) предлагает зайти внутрь. «Да! Пойдём, Миша», — обращается любитель котов к сыну-подростку. Компания оказывается в заведении под названием «Котики и люди». На входе их просят снять обувь, надеть бахилы и обработать руки антисептиком. Гости подчиняются и бегут обнимать животных. Помимо настоящих котов вокруг фотографии котов, книги про котов, настольные игры с котами и масса иных котообразных предметов. Но характерного кошачьего запаха здесь, на удивление, нет.

«Котики и люди» на улице Гиляровского — первое московское котокафе. Оно открылось в 2015 году. Как и другие заведения с живыми котами, которые открылись следом, «Котики и люди» работают по принципу антикафе: посетители платят за время, а чай, кофе и печенье получают бесплатно. Одна минута в обществе котов стоит шесть рублей. Все животные — в «Котиках и людях» на Гиляровского их 20 — когда-то жили на улице, а потом попали в приюты, где прошли лечение. Сейчас они выглядят и ведут себя вполне по-домашнему. В котокафе они главные: делают что хотят, спят где хотят. Будить запрещено. Основатель «Котиков и людей» Владимир Кузин заверил «Секрет», что седативными средствами никого не кормит.

Считается, что формат котокафе зародился на Тайване, но популярность приобрёл в Японии. Там белые воротнички, страдающие от недостатка тепла и ласки в их жизни, любят коротать вечера в заведениях с живыми кошками или кроликами. Первое европейское котокафе появилось в 2011 году в Санкт-Петербурге. Заведение «Республика кошек», которое открыла ветеринар Анна Кондратьева, работает до сих пор. Уже после этого кафе с котами появились в Вене, Мадриде, Париже, а также десятке российских городов.

Предлагаем вашему вниманию истории трёх предпринимателей, которые пытаются делать бизнес на любителях пить чай и гладить кота одновременно.

«Котики и люди»

Москва

Основатель сети котокафе Владимир Кузин учился на переводчика, потом работал программистом, дослужился до позиции IT-директора крупной компании, но несколько лет назад решил бросить карьеру ради собственного дела. Формат антикафе с кошками он выбрал, руководствуясь известной стратегией голубого океана: в Москве не было ни одного такого проекта, и Кузин стал пионером в этом бизнесе.

Посетив питерскую «Республику кошек», предприниматель прикинул примерный бизнес-план и начал искать деньги. И он удивился, когда обнаружил, что только ему идея кафе с котами кажется блестящий. «Своих сбережений мне бы не хватило, а родители, девушка и финансовые аналитики говорили, что это никому не нужно, — вспоминает Кузин. — Все спрашивали, зачем создавать заведение с бездомными кошками, если их на улице — миллион. В банках говорили, что это очень странный бизнес, что совершенно непонятно, как он пойдёт». Одалживать пришлось в итоге у родственников.

Открытие первого котокафе на Садовой-Самотёчной улице весной 2015 года встало Кузину в 2 млн рублей, которые пошли на аренду и ремонт помещения, аренду кофемашины, закупку кормов и лекарств для кошек. Животных Кузин, разумеется, не покупает — их ему бесплатно поставляют приюты. Посетители могут забрать понравившегося питомца домой, если произведут на Кузина хорошее впечатление. За два года работы «Котики и люди» нашли дом примерно 150 животным. Одновременно в заведении живут в среднем 20 кошек. Днём ходят, прыгают или спят. Ночуют на лежанках в отдельной комнате.

Сразу возникает вопрос: что у «Котиков и людей» с санитарными службами? По словам Кузина, до 2011 года нормы СанПиНа были строже, чем сейчас, и тогда открыть кафе с животными открыть, скорее всего, не получилось бы. Сейчас проблем нет. Если у заведения нет кухни, а печенье хранится в плотно закрывающихся банках, претензий у проверяющих органов не возникнет.

В котокафе можно выпить чаю, кофе или какао, съесть печенье или пирожное (они хранятся в холодильнике), покормить кота кормом, который продаётся здесь же в маленьких пакетиках. «Обычно в котокафе детям до десяти лет вход запрещён, но мы и их пускаем», — рассказывает Кузин. Но ядро аудитории — девушки 25–35 лет. Минута пребывания в котокафе стоит от шести до девяти рублей в зависимости от времени и дня недели. Котокафе, по словам Кузина, почти сразу стало работать в ноль, прибыль начало приносить примерно через полгода. Убыточных периодов пока не было.

В августе 2016 года котокафе переехало на улицу Гиляровского — на Садовой-Самотёчной была слишком дорогая аренда. Чтобы заманить посетителей в далеко не самую проходную локацию, Кузин начал устраивать в кафе лекции, мастер-классы, концерты и даже занятия «котойогой» (от обычной йоги они предсказуемо отличаются тем, что в перерывах между асанами вам разрешают гладить котов). Всем этим занимаются партнёры, которых предприниматель находит через знакомых и в интернете. За некоторые увеселения посетителям доплачивать не приходится, на другие нужно специально записываться и покупать билеты. Например, на йогу с кошками билет стоит 400 рублей, на мастер-класс рисунка в японской технике суми-э — 1100 рублей.

Прибыль у котокафе небольшая, это низкомаржинальный бизнес. «Мы не совсем на нуле, прибыль, конечно же, есть, — говорит Кузин. — Но я набрал много долгов и почти всё уходит на их погашение. Остаётся буквально на еду». Главные статьи расходов: аренда (вместе с оплатой услуг ЖКХ) — около 220 000 рублей в месяц, зарплаты персонала — 250 000 — 300 000, ветеринарные услуги — до 50 000, лицензия Комитета ветеринарии города Москвы — тоже около 50 000. Поскольку бизнесмен продвигает котокафе исключительно в соцсетях, на рекламу уходит совсем немного. Штат кафе — 15 человек: администратор, кассир, фелинолог (специалист по домашним кошкам), уборщик и супервизор работают посменно.

В декабре прошлого года Кузин продал первую франшизу: покупатель, московский предприниматель Илья Смирнов, сам вышел на «Котиков и людей». На каких условиях они договорились, Кузин и Смирнов не говорят. Заведение открылось на Новой Басманной улице. В планах — ещё одно котокафе, а также, возможно, собакокафе. Подробностей пока нет. Кузин охотнее рассказывает о другом своём новом начинании — благотворительном проекте «Никто не уйдёт без печеньки»: «Смысл в том, что мы предлагаем людям заплатить за кого-то, кто не может себе позволить пойти в котокафе, например за пожилых людей или детей. Я уже подал заявку на planeta.ru и жду, когда она пройдёт модерацию».

«Котофейня»

Москва

Супруги Михаил и Екатерина Архиповы долгое время были волонтёрами, пристраивали в приюты уличных котов. Узнав о «Котиках и людях», они решили открыть такое же заведение и позвали в этот проект своего общего друга Артёма Медведева. Присмотрев весной 2016 года подходящее помещение на Маросейке, компаньоны пошли знакомиться с опытным Владимиром Кузиным из «Котиков и людей». Тот тогда как раз собирался переезжать из дорогого помещения на Садовой-Самотёчной и предложил новым знакомым пустить его на Маросейку за 50% выручки.

Около полутора месяцев заведение на Маросейке мирно работало под брендом «Котики и люди», но потом произошёл отвратительный скандал и партнёры стали злейшими врагами. Причина банальна: Архиповы и Кузин не поделили деньги. После ссоры основатель «Котиков и людей» ночью вывез из котокафе мебель и забрал животных. Архиповы за неделю заново обставили помещение, собрали по приютам кошек и продолжили работать, назвавшись «Котофейней». Михаил Архипов стал генеральным директором, Екатерина Архипова — «главной по котикам» (она подбирает кошек, наблюдает за ними, следит за их здоровьем, пишет инструкции для персонала), Артём Медведев — управляющим. Помимо основателей в котокафе посменно работают восемь менеджеров-волонтёров.

В первое время раскрутке «Котофейни» мешала склока с Кузиным, который в социальных сетях обвинял Архиповых в «рейдерском захвате помещения» (договор аренды при этом был оформлен на Михаила Архипова). Чтобы прекратить этот котосрач, «Котофейне» пришлось нанять специалиста в области SMM Елену Петрущенкову. Её усилиями конфликт постепенно сошёл на нет, Кузин отредактировал посты с обвинениями. Новое котокафе выжило и работает уже почти год. Сейчас стороны уже не воюют, но общение не возобновили.

Расходы «Котофейни» составляют около 500 000 рублей в месяц, в основном это аренда (210 000 рублей) и содержание кошек (если никто не болеет — в среднем 80 000). На окупаемость котокафе удалось вывести за три месяца. Сейчас «Котофейня» в небольшом плюсе, прибыль — от 100 000. «В целом год мы прожили хорошо — во всяком случае не закрылись, — делится Петрущенкова. — Это действительно достижение. Например, недавно закрылось одно из московских котокафе "ЛяМур". Бизнес у нас рискованный, затратный, не очень маржинальный».

В «Котофейне» не устраивают мероприятия и не продают сувениры. «Мы пробовали проводить "котоночи": гости собирались поздно вечером и всю ночь смотрели кино под пледами в обнимку с котами, — уточняют основатели заведения. — К сожалению, такие мероприятия плохо окупаются: людей приходит мало. Надеемся, что летом у студентов будет много свободного времени, и тогда мы, может быть, опять будем иногда работать ночью».

В «Котофейню» ходят в основном небольшие компании девушек 20–27 лет, молодые пары и мамы с детьми. «Дети — больная тема для всех котокафе, — объясняет Петрущенкова. — Например, "Котомания" даже делает наценку для детей в два раза, потому что родители часто считают, что, если они пришли с ребёнком в публичное место, ответственность с них снимается. Дети не всегда понимают, как себя вести с кошками. Мы стараемся объяснять, что кошка живая и не надо её дёргать за хвост». В субботу в «Котофейне» почти всегда полная загрузка: одновременно с кошками играют до 20 человек. В будние дни гостей меньше, иногда за день заходят всего пять любителей котов.

Минута в этом котокафе стоит от четырёх до восьми рублей — в зависимости от времени суток. «Бывает, люди жалуются на дороговизну, но на самом деле даже по максимальному тарифу час стоит 400 рублей — это как в кино сходить, — разводит руками Петрущенкова. — При этом у нас нет никаких ограничений на чай, кофе и печенье. Конечно, есть студенты, для которых стоимость принципиальна, но мы идём навстречу и даём скидку 20%».

Другая частая претензия гостей — спящие кошки. Многим кажется, что они выглядят уставшими, а некоторые посетители даже порываются звонить в Greenpeace, но пока ни разу звонили. «Отчего кошки могут устать? Мы же не заставляем их ничего делать, — оправдывается Петрущенкова. — Мы просвещаем людей, объясняем, что спать по 17 часов в сутки для кошек естественно. Кошки могут поцарапать — это тоже нормально, это защитная реакция. Животные не любят резких движений и громких голосов. Конечно, если кого-то царапают, мы сразу обрабатываем рану, у нас есть аптечка».

«Лапы и хвосты»

Ростов и Москва

До февраля 2016 года жительница Ростова Наталья Сулименко занималась бизнесом, далёким от котов. У неё были турагентство и фирма по организации праздников. Но однажды в интернете она наткнулась на историю японских котокафе, обнаружила, что подобные заведения уже существуют в четырёх городах России (Москве, Петербурге, Новосибирске и Красноярске), и загорелась открыть своё. «У нас в городе большая проблема — бездомные кошки, поэтому я сразу решила, что всех кошек для своего котокафе я подберу именно с улицы», — рассказывает предпринимательница.

Сулименко пыталась собрать деньги на открытие котокафе через planeta.org, но проекту пожертвовали всего 30 000 рублей. Пришлось делать всё на свои. «Муж помог, оплатил мне это дорогое хобби, — смеётся основательница "Лап и хвостов". — Чтобы сэкономить, мы не тратились на рабочих, делали всё своими силами. Было много полезных подарков от неравнодушных людей: корм, лотки, чашки, подушки, пледы и другие мелочи. С мебелью и стройматериалами помогли знакомые». В итоге запуск первого котокафе на Пушкинской улице в центре Ростова в феврале 2016 года обошёлся всего в полмиллиона рублей.

Уже через два месяца «Лапы и хвосты» превратились в сеть — вторая точка заработала в ростовском торговом центре «Горизонт». «Мы получили поддержку от торгового центра, там очень низкая аренда, — объясняет Сулименко. — Второе кафе ориентировано на детей. Многим родители не разрешают завести кота. Или, например, у кого-то из членов семьи аллергия. Для них котокафе — отличный вариант». Несмотря на льготные условия, детское котокафе пока ничего не зарабатывает и живёт за счёт первого, которое находится в центре города.

В двух ростовских котокафе работают четыре администратора, которых Сулименко называет «котонянями». Они встречают гостей, прибираются, ухаживают за котами, вычёсывают их и кормят. Штатным сотрудникам помогают десять волонтёров, большинство — студенты. Своего ветеринара нет — регулярные осмотры животных проводит специалистка ветклиники, с которой «Лапы и хвосты» заключили договор.

Три месяца назад открылись третьи «Лапы и хвосты», на этот раз в Москве, на Большой Серпуховской улице. «Это наши друзья из Москвы разделили идею и открыли: пока проект только встаёт на ноги», — объясняет Сулименко. По словам совладелицы московских «Лап и хвостов» Ольги Сериковой, этот проект «полностью социальный», в котокафе нет наёмных работников — «котоняни» работают на волонтёрской основе.

Сулименко и Серикова не раскрывают финансовые показатели своих заведений. Кажется, они за ними не особенно и следят. «У нас очень много денег уходит на социальные проекты, — рассказывает Сулименко. — Специалист по анималотерапии проводит бесплатные занятия для слабовидящих детей (мы сотрудничаем с Всероссийским обществом слепых), для детей с ДЦП и другими нарушениями. Сейчас собираем подарки для детей из интерната. Мне не обязательно зарабатывать — семью сейчас обеспечивает муж. Я могу ходить на массаж и покупать платья, но мне хочется себя реализовать. Занимаюсь котокафе, потому что мне это нравится».

Источник: Секрет фирмы

вернуться в раздел

метки: котокафе 
поделиться:


Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2