Алексей Смирнов - человек-пила, часть 2

05
октября 2017
Автор: Анна Титова

Публикуем вторую часть одной из глав книги «Дельфины капитализма», выпущенной в августе 2017 года издательством «Манн, Иванов и Фербер» и Лабораторией «Однажды» при поддержке Фонда «Наше будущее». Герой повествования – Алексей Смирнов, социальный предприниматель из Пермского края, занимающийся проектами в сфере образования.

Первую часть главы книги читайте здесь.

Нестрашный страшный сон

Коробки с конфетами шлепаются на заднее сидение легковушки, и мы бодро стартуем на новогодний утренник в Кондратово. Это поселок совсем рядом с Пермью. Его давно хотят присоединить, но жители сопротивляются, потому что формально находятся на территории края, а там ЖКХ дешевле. Такие окологородские районы активно застраиваются - народ прибывает. В основном сюда мигрируют люди из тех мест, где остановилось производство. Подбираются к городу, где зарплаты погуще, но живут в поселках, где можно сэкономить на жилье и тарифах. Спрос на детские сады тут огромный.     

- Какие у вас отношения с другими частниками? - спрашиваю начальницу всех детских садиков Смирнова, Наталью Владимировну.

- У нас тут конкуренция, но здоровая, - добродушно отзывается она согревающим душу уральским говорком, - сейчас сами увидите.     

На первом этаже одного из жилых домов ни одного магазина - разоряются. Зато сразу три садика: по бокам смирновские, а в центре – ясли конкурентов. Все живут в мире и согласии.      

В Кондратово «точки» Смирнова, конечно, являются садиками только де-факто. На бумаге они значатся детскими образовательными центрами. Чтобы назваться детским садом в полном санпиновском смысле, надо соответствовать не хилым нормам. Подобрать такое здание получается не всегда.    

На входе в группы гора детских валенок. Сорок уральских градусов еще не повод опаздывать к завтраку и бойкотировать коллективное уплетание  каши. В комнатах играют одинаковые с лица детишки. У девочек по бокам хвостики, мальчики стрижены под ноль. Но Наталья Владимировна их всех как то  различает и даже знает по именам. О чем-то по-домашнему шепчется с воспитателями, мимоходом помогает с нехитрой гигиенической манипуляцией замечтавшемуся на горшке малышу, проверяет полотенца, заглядывает в аптечку. В общем, смотрится вполне органично.      

- Как-то у вас тут по-семейному.        

- А то, - кивает Наталья Владимировна. - Я своих заведующих  только девочками  и называю.        

Хороший детский сад - всегда немножко чудо. Лично мне по фильму «Усатый нянь» известно, что без говорящего попугая, гитары и волшебной няни в этом деле вряд ли справишься. А Смирнов находит свои подходы, поддерживая теплые чувства воспитателей  к своим подопечным рублем и пряником. В таком сочетании кнут оказывается лишним.      

Напротив частных садов расположился внушительный муниципальный. Могучими силами личного обаяния заведующая Смирнова договорилась о прогулках на их территории.

- И вы им ничего не платите?      

- Нет. Я же говорю, здоровая конкуренция.     

Очередь в детский сад - страшный сон родителей и чиновников. Первым необходимо ходить на работу, у вторых нет помещений, но зато есть обязанность отправлять наверх хорошие отчеты. Застройщиков, согласных возводить бесприбыльные социальные объекты, на горизонте не видно.
Сначала Смирнов порывался спасти от очередей любимый город Пермь. Искать здание решил самым логичным образом: написал заявку в департамент города по имуществу. Тот поступил единственно верным способом – объявил конкурс на право аренды площадей в конкретном здании.     

- В конкурсе участвовали три проекта: рюмочная, магазин интимных товаров и наш детский сад, - без смеха вспоминает Смирнов. - И никаких поблажек нам никто делать не собирался. Какой же был позор!      

Он морщится, как от зубной боли.    

- Почему?      

- Потому что мне пришлось переплевывать рюмочную в стоимости аренды! Вы себе такое вообще можете представить? Так меня еще и хапугой обозвали эти люди, когда я стал протестовать!  Но уж очень мы тогда хотели получить это здание.     

Здание Смирнов отбил, но хэппи-энда не случилось.     

- Сначала мы платили где-то 70 000 рублей за 156 квадратных метров - по цене аукциона. Но с каждым годом наша аренда росла как на дрожжах и в какой-то момент достигла отметки в 150 000.     

Смирнов устал платить. Решил выкупить помещение по остаточной стоимости. Поучаствовать в малой приватизации на правах НКО по 159ФЗ. Начал собирать документы. И тут в БТИ выяснилось, что хозяина у помещения  нет. Во всяком случае законного.                         

- Было два года судебных разбирательств. Деньги, потраченные на аренду за все это время, мы в результате отсудили. Девчонка у меня тут толковая из края была - юрист, я ее на это дело бросил, так у нее и зубки выросли. Ну, и всё!                    

В другой раз город с помпой передал Смирнову бывшее здание детского сада на особых условиях: без арендной платы, но с проведением реконструкции. В процессе ремонта выяснилось, что чиновничьи расчеты реконструкции были недостоверными – реальные работы превысили смету на 10 миллионов рублей. Таких расходов Смирнов не потянул. Недоделанный детский сад пришлось вернуть городу вместе с невозмещенными уже вложенными средствами на ремонт. Это был самый сложный период в предпринимательской карьере Смирнова. Неудача с помещением загнала его в ощутимый минус. Открывать новые сады, чтобы расширяться и увеличивать доходы было не на что. В государственные программы поддержки вписаться не получалось.              

- Нам денег нигде не давали. Зато женсовет из Костромы на чаепитие тогда, помню, получил 300 000 рублей. Где объективность-то, где?

Деньги в итоге нашлись в частном фонде «Наше будущее», информацию о котором Смирнов раскопал в интернете, когда уже стал стрелять из всех пушек. А на очередной беспроцентный заем в 8 миллионов рублей он выкупил другое арендуемое под сад помещение на улице Колхозной и выдохнул.              

Сейчас у него в Перми два детских сада. Одно помещение в полной собственности. Второе - роскошный трехэтажный дом на перспективу - он арендует у частника.              

Есть контакт

После этих приключений бывший чиновник с любимой Пермью работать перестал. Сконцентрировался на крае: неуемных внедолжностных аппетитов там нет, очереди в сады длинные, альтернатив - никаких, проблему решать надо.       

Всего у него по региону раскидано еще пять детских садов: в городе Оса, деревне Кондратово, поселке Куеда и селе Барда. Информация по очередям в сады полностью открыта на муниципальных сайтах. Скажем, в Бердымске в садик жаждут попасть 600 душ. Местная власть аж землю роет, ищет подходящее помещение. И так радуется находке, что отдает ее под садик в безвозмездное пользование. На Смирнове только ремонт и переоборудование.         

А затем район и фирма вступают в так называемое государственно-частное партнерство. Смирнов делает детский сад, а администрация гарантирует ему контингент, за который край еще и субсидию накинет. То есть, например, 100 детей (зависит от вместимости помещения) из очереди в муниципальный детский сад автоматически переходят в частные руки. Смирнов оснащает садик и приглашает в гости Роспотребнадзор с пожарниками. После всех проверок он подает документы и получает приложение к своей образовательной лицензии на конкретный адрес. Ну, и всё!    

- Детские садики - это очень «длинные» деньги. Нормальный бизнесмен сюда никогда не придет! При заполняемости 80%, плановая окупаемость достигается за 38 месяцев, - рассказывает Смирнов.            

- А вы не нормальный бизнесмен?      

- Ну, это смотря что считать нормой, - вздыхает он.    

На момент появления первого садика годовая выручка Смирнова составляла порядка 6 миллионов рублей. На открытие одной группы в 20-25 детей уходит 450-480 тысяч рублей. Один садик окупается примерно за три года. Зато общая выручка Смирнова уверенно растет. В летний период первого года она составила 1 миллион рублей, а в последующие годы увеличилась до 2,3 миллионов. Главная цель этого проекта была достигнута: Смирнов увеличил оборот средств в "мертвый" для его образовательного бизнеса сезон.     

Соглашение о государственно-частном партнерстве – это классический случай win-win, когда выигрывают обе стороны. Администрация в шоколаде со всех сторон. Во-первых, дети уходят из очереди. Значит скандалов в приемных будет меньше, социальная напряженность ниже, а начальник свыше ласковее. Во-вторых, дружба с бизнесом - привычка прогрессивная. Еще одна веселая галочка в грустных сельских отчетах. А Смирнов? Он обеспечен контингентом, как Северный полюс снегом. Даже если в один ужасный день сразу сотня семей снимется с места и детей заберут, администрация будет выписывать путевки  до тех пор, пока очередь не закончится. И это еще не все. По соглашению, за каждого ребенка краевое министерство образования Смирнову подкидывает копеечку. Чтобы стоимость садика оставалась на муниципальном уровне. Поэтому его садики дешевле, чем у других частников.     

- Так получается, что любой предприниматель может открыть на этих условиях садик, например, в селе?          

- Любой. Но если вас никто не знает, то побоятся связываться – все-таки дети. А меня все знают, - объясняет Смирнов.     

Для некоторых районов «Беби-лайф» - не просто социальный объект, а настоящий тектонический сдвиг. Да и сам Смирнов там не просто зарабатывает. Он осваивает местность.    

- Объявили в Барде набор на несколько вакансий. Сколько, вы думаете, к нам пришло кандидатов? 93! Мы там до десяти вечера сидели с людьми разговаривали. И еще большой вопрос, для кого эти разговоры были полезней – для них или для нас.   

«Ищи щели!»

Бизнес Смирнова похож на конструктор-трансформер. Все четко взаимосвязано. Научившись открывать детские сады, Смирнов теперь как федеральный тьютор по экономике образования ездит по краю, рассказывает про свой опыт оптимизации.       

- Зачем школе сразу четыре сторожа? Можно установить тревожную кнопку и поставить объект на охрану. Разовые затраты выйдут приличные, но потом надо будет платить всего 2000 в месяц. Или еда. Ну почему бы детскому саду не выпекать самому хлеб?       

- А это так просто?    

- Очень просто! И никто не запрещает. Мы в Барде печем. Обеспечиваем себя, продаем населению. У нас дешевле и вкуснее, чем в магазине.       

Случается, Алексея Федоровича приходят слушать сомневающиеся. Например, одна уже сильно немолодая заведующая садиком из города Нытва.      

- Сидела в первом ряду и ворчала: «Чего вы тут все напридумывали?», - вспоминает Смирнов. «Какие я устрою платные услуги, когда у меня половина города - уголовники, а остальные - их охранники?». Но записи в тетрадочке все-таки сделала какие-то. Через полгода звонок: «Алексей Федорович, у меня все получилось. Английский в группах преподает майор, замначальника колонии»...    

В кабинете у Смирнова - обширный «иконостас» из грамот и благодарственных писем. От губернатора, министров, фондов и самые любимые - из поселковых администраций. Эти-то его ценят по-настоящему. У них отношения всамделишные, а не ритуальные – может, не горы, но что-то  масштабное вместе двигают. С большими чиновниками - сплошной туман. Вроде и в помощи не откажут, но и любить не любят. Федералам хвастаются - вон какой самородок, а в экспертные советы зовут все реже и реже: критику разводит, настроение портит. Правда, Смирнов не сильно переживает, больше иронизирует.     

- С чиновниками не надо бояться работать. Это основа. В дверь не пускают - лезь через окно. Окно закрывают - через пол лезь. Ищи щели!    

В эти щели, как показывает его опыт, и бревно пролезет. С 2015 года у него в сейфе лежит гербовая печать. Смирнов выдает дипломы государственного образца. Но тут, правда, тоже без скандала не обошлось. Аккредитационная коллегия, в которой собрались представители экспертного образовательного сообщества, сначала торжественно подложила ему свинью. 

- Люди, с которыми я работал вместе последние 10 лет, прямо в лицо мне сказали, что я им чужой. Никаких конкурентов на госзаказы они не хотят.      

Свой среди чужих, чужой среди своих... Но аккредитацию Смирнов в итоге все равно получил. Нашел щели. 

Человек-пила

Дважды Смирнову предлагали возглавить краевое Министерство образования, а он только посмеивается. Ему и на Деревообделочной улице хорошо сидится, рядом с родной Заостровкой. Его организация уже шесть лет снимает помещение в промзоне, и соседство с шиномонтажными мастерскими бизнесмена-ректора ничуть не тяготит.

– Плачу всего 300 рублей за квадратный метр! - хвастается он.

Смирнов снимает здесь два небольших этажа. Несколько кабинетов отведены под аудитории: студенты приезжают «на базу» пару раз в год, защищать курсовые и дипломы перед комиссией.  А основное пространство занимает администрация: собственная лаборатория по качеству образования, финансовый аналитик, юрист, главное управление по детским садам, бухгалтерия.     

У всех в кабинетах ненавязчиво бубнит русская попса. Так тут в бодром  ритме «Дискотеки Аварии» все и суетятся.
Компания переехала в промышленную зону как раз после появления первых детских садов. Сеть "Беби-лайф" помогла увеличить выручку, и детище Смирнова потихоньку начало расти. Сначала он преобразовал «Центр развития попечительства» в «Центр РОСТа», к 2012 году объем образовательных услуг центра вырос достаточно для того, чтобы реорганизовать его в институт. К этому моменту его ежегодная выручка составляла уже почти 11 миллионов. Из общей выручки он частенько подкидывает денег в «Беби-лайф» - на премии или даже новые объекты.         

- Бензопилу представляете?

- Только по фильмам ужасов.

Татьяна Жила проводит для меня экскурсию. В компании она занимает должность директора по безопасности.       
- Вот я раньше проектировала коленваловые системы для пил в конструкторском бюро при заводе Дзержинского. Надо было все время снижать затраты на деталь за счет изменений в конструкции. Кстати, очень мне это нравилось!      

Татьяна - фактически правая рука Смирнова. Она ежедневно элегантна и идеально причесана. Занимается всем сразу: оформляет заявки на гранты, привлекает средства, пишет инструкции по безопасности для подразделений, следит за ситуацией в целом.      

Сегодня у Смирнова в подчинении 137 человек. Он в компании непререкаемый авторитет, и всех это полностью устраивает.  Нет ни напряга, ни пофигизма, потому что правила командной игры хорошо известны и соблюдаются всеми беспрекословно.  За косяки санкций не миновать. А вот часов приема у директора нет. Есть проблема - приходи пить чай. Смирнов строг, но обеими руками подбрасывает всевозможные «плюшки» для своих. Похлопотал в соседней столовой — теперь все сотрудники питаются по самодельным талонам со скидкой в 100 рублей. Система бонусов на загляденье: разномастные премии, скидки на учебу, подарки на праздники. А вот если Смирнов с коллегами расстается, то раз и навсегда. Эта у него привычка почти иррациональная.           

- С завода я ушла давно, выучилась на экономиста, было у меня свое дело по металлу, но перестало приносить доход. Алексея Федоровича по комсомольской юности знаю, вот мы с ним и ввязались в эту историю. Знаете, есть такая глупая формулировка: «Как бы я прожил жизнь заново»... Так вот, я бы ушла в образование раньше. У меня в детстве просто не было своевременного примера смены профориентации. Мама, папа, я - все на завод. Помню, когда моя сестра ушла в учителя, мы все ее упрекали:  «Вот же ты, вражина, династию подвела».              
Сейчас институт готовит очередной захват неосвоенного государством пространства.

- Будем открывать Центр дополнительного образования для детей и подростков от 6 до 18 лет и их родителей. Что-то вроде Дома пионеров по вызову. На 120 человек.

- Такой здоровенный?

- Другого-то все равно нет, - объясняет Татьяна. - Две гимназии запросили технические занятия: робототехнику, например. Мы провели мониторинг среди родителей и детей, специально ходили на родительские собрания в школы, чтобы расспросить их о том, какие кружки они хотят посещать. В итоге у нас в центре еще будут хореография, единоборства, фотостудия, занятия музыкой и актерское мастерство.

- Но в школах же есть свои кружки?

- В школах-то? Футбол-волейбол - да. Остальные свободны. Если честно и прямо сказать, контингент детей никем не охвачен. Краевой бюджет в минусе на 16 миллиардов. И кто вам в школу придет бесплатно учить, как правильно роботов собирать?      

Государству крыть нечем. На строительство центра дополнительных образовательных услуг денег у него нет. Власть может предложить только субсидии, чтобы цены в новом центре Смирнова были жителям по карману. Ну, и еще свой главный и самый мощный ресурс – не мешать.       

На фоне этой вечной коллизии Смирнов хладнокровно конвертирует провозглашенные государством лозунги в свою подвижную бизнес-модель.

На горизонте – что-то вроде вертикально-интегрированной образовательной структуры, которая охватывала бы все возрастные категории, от младенцев до энергичных старичков. Свои детские сады у Смирнова уже есть. Дополнительное школьное образование – в процессе становления. Средне-специальное – давно уже налажено. Курсы повышения квалификации – на этом уже и вовсе собаку съели. Теперь осталось только все эти элементы между собой еще крепче увязать и тем самым усилить.    

- В ближайшее время хотим начать свое мебельное и швейное производство для садиков, пусть там наши старшеклассники практику проходят. Еще в планах найти микроавтобус и пустить его между нашими детсадами, чтобы воспитатели и дети ездили друг другу в гости - обменивались опытом, получали новые впечатления.     
Следующая идея ректора-бизнесмена - летние загородные дачи для детсадовских малышей. Чтобы не дышали пылью в городе. В свободное время они с директором по безопасности катаются мимо окрестного соснового бора, присматриваются к заброшенным государственным пионерлагерям – какому бы из них дать второе дыхание.

- А еще я теплоход построить хочу, - мечтает Смирнов, - чтобы и лекции читать, и отдыхать.  Сами будем придумывать туры... Это хорошо? Это хорошо.

И чтобы музыка играла.

вернуться в раздел

поделиться:

Читайте также
«Я просто научился зарабатывать на переработке проблем в возможности...»
«Дельфины капитализма. 10 историй о людях, которые сделали все не так и добились успеха» — так называется книга, которую выпустило в августе издательство «Манн, Иванов…
читать полностью
Жизнь замечательных детей
43-летнему социальному предпринимателю Алексею Смирнову из Пермского края удалось сделать то, о чем только может мечтать специалист, задействованный в сфере образования. Он материализовал тезис «все…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2