Русский социальный фермер Лев Толстой

13
января 2017
Автор: Татьяна Иванова-Дятлова

В усадьбе Ясная Поляна недавно прошла выставка, посвященная хозяйственной деятельности Льва Николаевича Толстого. Название ей дала фраза из письма Льва Николаевича к Афанасию Фету: «Хозяйство мое идет хорошо». 

Лев Николаевич Толстой любил землю и крестьянский труд, сельское хозяйство занимало в его жизни Льва Николаевича большое место, к тому же на нем основывалось финансовое благополучие его семьи. В Ясной Поляне у каждого дерева, у каждого клочка земли — своя история.

Лев Николаевич стремился быть идеальным помещиком: отказался от управляющего, сам вникал во все тонкости управления имением, разводил только породистых животных, покупал новейшую по тем временам технику, регулярно ездил в Москву на сельскохозяйственные выставки. Что же осталось в усадьбе до нашего времени?

Место силы

Ясная Поляна интересна не только как родовое имение и «место силы» великого писателя, но и как исторический памятник. Ей посчастливилось благополучно пережить перипетии бурного ХХ века. Она избежала разграбления в период Гражданской войны, чудом не сгорела во время фашистской оккупации. Здесь сохранилось больше, чем в других усадьбах: не только господский дом, но и многочисленные службы, а также теплица, пасека, парки, сады, леса. Поместье — это не аналог современной дачи, а сложная система, способная обеспечить своих владельцев всем необходимым.

Толстой сажал леса и сады, разводил овец, лошадей и японских свиней, занимался пчеловодством. В «Анне Карениной» описан рецепт «дворянского» яблочного варенья: «Нынче… варилось варенье по новой для Агафьи Михайловны методе, без прибавления воды… Агафья Михайловна с разгоряченным и огорченным лицом, спутанными волосами и обнаженными по локоть худыми руками кругообразно покачивала тазик над жаровней…» На выставке можно увидеть банку такого варенья. Янтарные полупрозрачные дольки плавают в сиропе, вспыхивающем на солнце теплым красноватым светом.

Знаменитые яснополянские яблоневые сады занимают территорию в 40 гектар, из них три четверти посажено самим Львом Николаевичем. Правда, деревьев, которые собственноручно посадил писатель, до нашего времени почти не дошло. Сохранились только шесть яблонь сорта Полосатка. Заведующая садово-паркового отдела музея, Наталья Ивановна Курчакова говорит: «Яблони — как люди, каждой отведен свой срок жизни. Сколько какая проживет — предсказать невозможно». К сожалению, большинство «толстовских» яблонь замерзло в суровую зиму 1940-41 годов. После войны сотрудники музея восстанавливали те сорта, которые здесь росли при Льве Николаевиче и его матери, Марии Николаевне. Названия у них удивительные: Скрыжапель, Солнышко, Бабушкино, Грушовка московская. Найти саженцы этих старинных сортов не всегда было легко. В основном саженцы выращивались в питомниках Тульской области с прививкой с сохранившихся яснополянских яблонь.

В 1986 году музею был присвоен статус заповедника: с этого времени сотрудники перестали применять какую-либо химию для ухода за деревьями. Так что яблоки в Ясной Поляне натуральные: как при Толстых. Наталья Ивановна уверяет: благодаря отказу от химикатов, сады отличаются большим разнообразием птиц и животных, а количество вредителей сравнительно невелико.

В усадебном питомнике можно купить черенки исторических, исконно русских сортов яблонь. Несмотря на отсутствие рекламы, покупатели всегда находятся — это местные жители, садоводы-любители и поклонники писателя. Совсем особая категория покупателей — музеи. Им хочется иметь у себя действительно русские, мемориальные сорта — а где такие найти, как не в имении Льва Николаевича. Отсюда берут начало сады в Константиново, на острове Свияжск, в подольском музее семьи Ульяновых.

Яблоки тоже идут на продажу, но последнее лето выдалось теплым и слишком влажным, яблоки не уродились и пришлось их отправить на переработку.

Сейчас большая часть яблонь здесь старше 65 лет. Саду требуется повторная реставрация. «Обновление, уход за деревьями — это бесконечный процесс — объясняет Наталья Ивановна, — Лев Николаевич в конце жизни сам говорил: и зачем, мол, я столько яблонь посадил?».

Леса

Незадолго до женитьбы, в 1857 и 1859 годах, Толстой совершил два путешествия за границу. Во время поездок он изучал зарубежный опыт народного образования, благотворительности и, в частности, лесного хозяйства.

Оттуда писатель привез идею компенсирующих посадок на месте вырубленных лесов, тогда еще новую для России. Он даже разработал проект реорганизации лесного хозяйства, предлагая передать дело восстановления лесов в руки частных предпринимателей. Однако Министерство государственных имуществ проект отвергло, сочтя его не выгодным для казны. Тогда Лев Николаевич занялся реорганизацией лесного хозяйства у себя в усадьбе.

На гонорар от «Войны и мира» были закуплены саженцы берез, которыми он засадил более 100 гектар. Березовая древесина тогда была очень востребованной. Она лучше других пород подходила для изготовления ружейных прикладов, а в Туле как раз набирал силу оружейный завод. Также Толстой сажал и ели.

Научный сотрудник отдела по работе со школьниками Александра Юрьевна Ласько рассказывает: «Заниматься лесом было очень выгодно. Даже сын Льва Николаевича, Сергей, писал в дневниках: «Отец продал участок леса — и мы вновь богаты». Тогда многие помещики продавали лес, но немногие занимались его восстановлением».

Теплица

Полутораскатная теплица 1870-х годов постройки типична для усадьбы XIX века, но до нашего времени такие постройки практически нигде не сохранились. О теплице и разбитых вокруг мемориальных огородах нам рассказала научный сотрудник музея Алина Махмудовна Эрембетова.

Дед писателя, Николай Сергеевич Волконский построил в Ясной Поляне двухэтажную стеклянную оранжерею, в которой выращивались экзотические фрукты и цветы. При оранжерее было два грунтовых сарая, как тогда называли теплицы. Вообще в XVIII веке оранжереи были в моде среди богатых помещиков. Крепостное право позволяло иметь достаточное количество рабочих рук для ухода за редкими растениями.

Унаследовав имение, Лев Николаевич уделял оранжереям много сил и внимания. Растения из них шли в том числе на продажу — так, в 1858 году он продал 250 кадок персиковых деревьев, слив, груш…

В 1867 году оранжереи погибли в большом пожаре. У Толстых не хватало ни денег на их восстановление, ни сил для их поддержания. Поэтому было решено отстроить заново лишь один грунтовый сарай.

Бревенчатая теплица заглублена в землю — для лучшей сохранности тепла. Снаружи она кажется низкой и темной, внутри же оказывается просторной и на удивление солнечной. Конструкция стеклянной крыши позволяет улавливать наибольшее количество света.

В теплице, как и при Толстых имеется коллекция кадочных культур: лимонные, апельсиновые, померанцевые и гранатовые деревья, а также выращивается цветочная и овощная рассада, которая высаживается на клумбы и огороды усадьбы.

До революции теплица отапливалась двумя печами, сейчас осталась одна — и то в декоративных целях: сейчас температура в помещении поддерживается при помощи электрического отопления.

Русские парники

За теплицей расположено около 10 продолговатых деревянных срубов. Оказалось, что это русские парники, в них при Толстых выращивали рассаду для огорода. Технология была очень интересной: делали неглубокую яму, сверху ставили деревянный сруб, засыпали туда горящий навоз вперемешку с опилками и стружками, потом — слой древесного угля. Сверху ставили ящики с рассадой и накрывали сруб стеклянными рамами. Уже через сутки температура в парниках независимо от времени года была выше 20 градусов. Если вместо слоя угля засыпать плодородный слой земли, туда можно было высаживать дыни, тыквы, арбузы. В год снимали 3-4 урожая огурцов и помидоров, благодаря этим технологиям на столе Толстых всегда были свежие овощи.

Аптекарский огород

Первый аптекарский огород появился в России по повелению Ивана Грозного. В XVII-XVIII веках лекарственные травы росли уже в поместье каждого дворянина. В огороде могло быть до 20 разновидностей трав: выращивались те, которые трудно найти в природе. Привозные растения приучались к суровому российскому климату. Толстые применяли травы для лечения семьи, дворовых и крестьян. В своих воспоминаниях Софья Андреевна пишет: «Доктора в то время у нас ни дома, ни в деревне поблизости не было, и ко мне приходили всегда больные со всех окрестных деревень и, конечно, также из Ясной Поляны. Своих детей, семью Кузминских и весь персонал гувернанток и прислуг — всех лечила я сама. Отчасти вынесла я кое-какие знания из моего родительского дома, отчасти научилась от докторов, лечивших в нашем доме, уже когда я вышла замуж, а то справлялась по лечебникам, особенно по Флоринскому».

Лечебник профессора Казанской академии В. М. Флоринского предназначался для домашнего употребления, и лекарства в нем подобраны с тем расчетом, чтобы их не слишком сложно было достать. Наряду с яичным желтком, коньяком и зеленым мылом для лечения рекомендовалось использовать травы: кору черемухи, зверобой, ромашку, репейник и т.д. Встречаются в нем и травы из аптекарского огорода Толстых: тысячелистник, полынь. Назначение многих лекарственных растений объяснила нам Алина: пустырник хорош при замирании сердца, тысячелистник — против судорог. Капуста вообще считалась панацеей — ее прикладывал к синякам, ссадинам, использовали от головной боли. Также в качестве лекарства использовались пряные травы — чеснок, базилик, тмин, сельдерей, спаржа.

Возле огорода лекарственных трав выращиваются цветы: розы, гортензии, астры. Отсюда их рассаживают по клумбам усадьбы. В Ясной Поляне до сих пор высаживают на клумбах те же цветы, что и при Софье Андреевне. При этом каждый цветок имеет свое значение, астры на языке цветов означают грусть, бархатцы — верность, белые розы — невинность, красные — страдания.

Хозяйственные постройки

Интересно посмотреть и на другие службы, также хорошо сохранившиеся в Ясной Поляне. Где еще представится возможность узнать, как выглядели рига или житня?

К сожалению, многие хозяйственные постройки закрыты для посещения: они используются как подсобные помещения. Зайти можно в кузню (сейчас там проводятся мастер-классы по народному творчеству); кучерскую избу (где выставлены предметы народного быта); в житню, там находится сувенирная лавка с эксклюзивными авторскими работами; в конюшню (в каретный сарай), где хранится пролётка, на которой Толстой отправился в свой последний путь; в дом Волконского, где в выставочном зале постоянно проходят выставки.

Сейчас возле усадьбы строится центр по приему посетителей. Когда строительство окончится, часть отделов переведут туда — и в освободившихся постройках Ясной Поляны откроются новые экспозиции. Кстати, в здании кухни можно было бы знакомить посетителей с кулинарными традициями семьи Толстых.

Источник: LavkaLavka

вернуться в раздел

метки: история 
поделиться:

Читайте также
Славянофил-инвестор
Славянофил-инвестор 30 ноября 2017
Несмотря на то, что само понятие "социальное предпринимательство" в его нынешнем виде достаточно молодо, дореволюционная история России знает немало представителей делового мира, ставивших интересы общественного…
читать полностью
Рыцарь красного креста
Он был вхож в королевские гостиные — и ночевал на улице вместе с нищими. Распоряжался миллионами, но не имел денег на кусок хлеба для себя.…
читать полностью
Лорд Мойдодыр: как магнат-гуманист «умыл» всех конкурентов
Философ Френсис Бэкон как-то сравнил деньги с навозом: если их не разбрасывать, то от них будет мало толку. Использовать прибыль как «удобрение» для социальной почвы…
читать полностью
Голова в облаках: утопия и реальность Роберта Оуэна
Успешный капиталист, ненавидевший деньги. Теоретик, доверявший только практическим результатам. Реформатор, чьи преобразования обернулись крахом при его жизни — и неожиданно дали мощные всходы через десятки…
читать полностью
Русские портсигары из карельской березы: как Сергей Морозов промыслы поднимал
Сергея Морозова называли «слишком богатым» (и с этой точки зрения его судьба показательна), но он пользовался деньгами с пользой: сделал свой Кустарный музей центром народных…
читать полностью

Метки


Фонд региональных социальных программ «Наше Будущее»
119019, г. Москва, ул. Знаменка дом 8/13, строение 2